Надо правильно делиться, парни!

Признание незаконным заключения экологической экспертизы по проекту «Сахалин-2», скорее всего, лишь предлог, чтобы пересмотреть соответствующий договор с иностранным консорциумом в пользу российского правительства и на выгодных условиях включить в него «Газпром»

Министерство природных ресурсов РФ отменило собственный приказ № 600 от 2003 года о положительном заключении экологической экспертизы по комплексному освоению Пильтун-Астохского и Лунского месторождений. В рамках Соглашения о разделе продукции (СРП) по «Сахалину-2» эти месторождения с 1994 года разрабатываются оператором проекта Sakhalin Energy, принадлежащим консорциуму иностранных компаний в составе англо-голландской Royal Dutch Shell (55% акционерного капитала), японских Mitsui (25%) и Mitsubishi (20%). Они, кстати, уже потратили на проект крупнейшую за всю инвестиционную историю России сумму — 11 млрд долларов.

Экономика по-нашему

Чиновники, таким образом, удовлетворили решение Генеральной прокуратуры, принятое после того, как было изучено обращение заместителя руководителя Росприроднадзора Олега Митволя и госчиновников, утверждавших, что экспертиза была проведена с нарушением целого ряда законов и на основании «недостаточно проработанной и некомплектной документации». «По различным параметрам исследования отсутствует полная исходная документация. Например, в проекте нет решения по оценке риска изотермических резервуаров, данных по качественному и количественному прогнозу опасных геологических явлений, по взаимодействию проектируемых объектов с геологической средой. Минприроды должно было запросить дополнительную документацию, доработать проект, но этого сделано не было», — отметил «Эксперту» заместитель директора департамента государственной политики в области охраны окружающей среды Минприроды РФ Амирхан Амирханов.

Кроме того, госчиновники и СМИ обвинили участников проекта «Сахалин-2» в прокладке трубопровода в несоответствующем месте, незаконной вырубке леса, уничтожении нерестилищ ценных пород рыб и популяции охотских китов. Отмена приказа приведет к существенной паузе в работах над проектом и срыву некоторых из уже заключенных контрактов на поставку первых партий нефти и газа, а в самом крайнем случае у иностранных компаний даже может быть отозвана лицензия на освоение упомянутых месторождений.

Наличия некоторых экологических нарушений при реализации проекта, впрочем, никто не отрицает, хотя представители оператора проекта призывают не преувеличивать их масштаб. «Реальные нарушения наших субподрядчиков — это всего несколько километров трубопровода: в Макаровском районе некоторые секции находятся на селеопасных участках, а в Долинском районе допущены отклонения при вырубке леса, — сказал “Эксперту” вице-президент по корпоративным вопросам Sakhalin Energy Игорь Игнатьев. — Но это не такие уж значительные нарушения. Обвинения “Росприродназдора”, звучащие в прессе, надуманны и раздуты. Например, слова о том, что мы “убили” залив Анива, вообще полный бред, в этом году там рекордный улов лосося. Об обвинениях в наш адрес мы узнаем только через СМИ — вряд ли это можно назвать нормальным режимом для совместной работы».

Масштаб нарушений, отсутствие подобных проблем у отечественных компаний, а также необычная для нашей страны ситуация, когда инициатива в области охраны природы исходит не от «зеленых», а от госчиновников, убеждают экспертов и пострадавшую сторону в том, что реальные причины отзыва министерской подписи далеки от заботы об окружающей среде. Похоже, основных причин две, и обе лежат в плоскости экономики.

С одной стороны, государство, видимо, очень хочет изменить условия СРП, которые принимались середине 90-х, во времена «слабой» России, и предоставили права на львиную долю прибыли иностранным участникам. Согласно этим условиям до полной окупаемости проекта иностранцы получают в свое распоряжение 90% добытой нефти, а делиться пополам с российским государством она начинает лишь по достижении 17,5% рентабельности, да еще с учетом инфляции в США. К тому же смета затрат на проект имеет тенденции к серьезному увеличению: в 1994 году иностранцы планировали потратить на «Сахалин-2» 9,8 млрд долларов, в 2003 году — 12 млрд, а в сентябре 2005 года консорциум уведомил Минпромэнерго и администрацию Сахалинской области об увеличении затрат до 20 млрд долларов. В результате сроки полной окупаемости проекта сдвинулись с 2006-го на 2014 год, а потенциальная прибыль российской казны серьезно уменьшилась. «Поэтому государство подталкивает компании — участников проекта к изменению не выгодного для себя договора, — уверен аналитик ИК “Ренессанс Капитал” Роман Елагин. — Возмущает правительство и увеличение затрат на проект, которое регулярно предлагает компания».

С другой стороны, нынешние проблемы иностранных участников могут смягчить их позицию по вопросу вхождения в консорциум «Газпрома». Российская монополия давно хочет стать участником проекта, который даст компании ключ к новым рынкам сжиженного природного газа и потребителям в странах АТР. Однако до последнего времени «Газпром» не мог окончательно договориться с Royal Dutch Shell об условиях обмена части ее доли в проекте на другие свои активы.

На то, что именно эти причины могли стать подоплекой экологических претензий, косвенно указал посол РФ в Японии Александр Лосюков. В последние дни он прозрачно намекнул, что «Соглашение о разделе продукции, заключенное более десяти лет назад, в современной обстановке нас совершенно не устраивает, оно не выгодно для России» и что «присоединение “Газпрома” к многомиллиардному нефтегазовому проекту “Сахалин-2” ускорит его начало».

С проблемами столкнулись, кстати, и иностранные участники двух других российских СРП. В ходе освоения Харьягинского месторождения, ключевые владельцы которого — французская Total и норвежская Hydro, также были обнаружены экологические нарушения; оператору проекта «Сахалин-1» - компании Exxon Neftegas было отказано в увеличении лицензионного участка, а недавно она получила от Ростехнадзора предписание приостановить отгрузку нефти из-за невыполнения экологических предписаний. А это заставляет рассматривать конфликт российской власти с иностранцами уже в несколько ином ракурсе.

Кто кого пересидит?

Если отечественные чиновники не пойдут на попятную (о чем свидетельствуют их последние заявления), ситуация вокруг проекта «Сахалин-2» выльется в новый виток борьбы России с потребителями энергоресурсов в лице развитых стран за позиции на мировой энергетической арене. Одержать верх российской власти будет непросто, ведь уже сейчас ряд ведущих политиков из развитых стран активно вступились за «своих» участников СРП: комиссар Евросоюза по энергетической политике Андрис Пибалгс посоветовал России четче определять свои претензии и заботиться об улучшении инвестиционного климата; о своей «глубокой обеспокоенности решением Минприроды» официально уведомило британское правительство, а нынешний премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что отзыв подписи «неминуемо окажет негативное воздействие на весь комплекс отношений с Россией». Если участники спора будут несговорчивыми, лишение их лицензии окажется весьма сложным и рискованным шагом — это нанесет ощутимый урон имиджу страны и ее инвестиционной привлекательности, а поскольку СРП не подчиняется национальной юрисдикции, потенциальные споры с иностранцами Россия будет вынуждена вести уже в иностранных судах.

Впрочем, стороны, вероятно, не будут доводить дело до жесткой конфронтации и вскоре придут к компромиссу. Иностранцы наверняка пойдут на уступки, ведь Россия с ее энергоресурсами имеет определенные козыри. Из-за усиления госвмешательства в нефтегазовую отрасль в развивающихся странах — экспортерах нефти транснациональные компании, стремящиеся получить доступ к национальным ресурсам, повсеместно сталкиваются со все большими сложностями и рисками. К тому же Shell и японские участники проекта наверняка нацелены и дальше работать в России, а значит, им нужно сохранить хорошие отношения с российскими чиновниками.

«Сахалин-2» — один из крупнейших в стране нефтегазовых проектов, уникальный по российским и даже мировым масштабам. Осваиваемые в его рамках месторождения содержат 140 млн тонн нефти и 480 млрд кубометров газа. Но значимость проекта все же не в размере месторождений. «Сахалин-2» ценен для России как место внедрения ключевых, передовых и стратегически важных технологий нефтегазовой отрасли.

Этот офшорный проект предполагает добычу нефти на морском шельфе, на значительных глубинах; хотя весомая часть российских запасов углеводородов залегает именно в таких условиях, наши компании пока их разрабатывать не в состоянии. Для транспортировки добываемого газа на юге острова сооружается первый в нашей стране завод по сжижению газа. Отечественные компании технологиями создания крупных СПГ-производств не обладают, хотя такое производство — быстрорастущий и наиболее перспективный сегмент газового.

По своим масштабам завод должен превзойти все ныне действующие предприятия в мире, а весь «Сахалин-2» вместе с соседними проектами — обеспечить формирование центра добычи и экспорта углеводородов в новом и стратегически важном для России восточном направлении. Офшорные сахалинские проекты и создаваемая под них инфраструктура занимают важное место в планах российских чиновников по диверсификации углеводородного экспорта путем выхода на страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

«Сахалин-2» имеет имиджевое значение как крупнейший и долгосрочный проект иностранных компаний в России и, конечно, весьма ценен с экономической точки зрения. Сумма вложенных в него средств к настоящему времени составляет 12 млрд долларов, что приблизительно соответствует совокупному объему прямых иностранных инвестиций в Россию за год. К настоящему времени участниками консорциума в российскую казну перечислено около полумиллиарда долларов, а суммарный доход российской стороны в рамках проекта, по оценкам Sakhalin Energy, должен составить порядка 40 млрд долларов — около 0,3 млрд долларов в год до момента окупаемости и 2 млрд после того, как затраты на него будут окуплены. Наконец, благодаря тому, что около 80% подрядных работ консорциум должен заказывать россиянам, в ходе его деятельности на острове с депрессивной экономикой было создано несколько тысяч рабочих мест.