Блокирующий, но не контрольный

Андрей Козлов бескомпромиссно отстаивал свое право на профессиональное суждение. Суждение, которое позволяло ему принимать решения относительно «поднадзорных» банков и доводить дело до конца. На сто процентов. Суждение, которое далеко не всем нравилось и, вероятно, стало мотивом его убийства. Но несмотря ни на что Андрей был прав…

Меня пугает, что в России многие важные вещи делаются лишь на 25 процентов. Кажется невероятным, но во многих сферах экономической и общественной жизни это максимум того, чего нам удалось достичь.

25 процентов судебных решений фактически исполняется в России — утверждение из выступления главы Минэкономразвития России Германа Грефа на недавней конференции UBS в Москве. Страна, в которой это возможно, с большой натяжкой является демократическим государством. В демократическом государстве народ реализует свою власть через установление и обеспечение исполнения законов. Если этого не происходит, подрываются основы государственного строя.

Многие могут возразить: может, и к лучшему, что не все судебные решения исполняются. Далеко не все они законны и справедливы. Многие из них куплены за взятки. Нет надежды на непредвзятое и по-настоящему профессиональное суждение вершителя закона… Все это верно. Но дыра в этой логике состоит в том, что такие факты тоже должен устанавливать суд.

Для экономической деятельности такая ситуация означает нестабильность отношений собственности и условий конкуренции. В любой момент предприниматель может оказаться без своего имущества в результате неправомочного или неисполненного судебного решения. В любой момент предприниматель может оказаться за бортом рынка, так как не сможет отстоять в суде незаконность льгот и привилегий, полученных конкурентом за взятку. Такая ситуация стала системой, подменяющей законы. И только системно возможно решить эту фундаментальную для российского общества проблему.

25 процентов заявок на подключение к сетям электроэнергии удовлетворяются в России, по информации главы РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса. Можно ли говорить о высоких темпах экономического роста в такой ситуации? О развитии малого предпринимательства и буме в жилищном строительстве? О размещении в России перерабатывающих производств? Между тем у инвесторов нет реальной возможности повлиять на эту ситуацию. В нормальной экономике дефицит товара вызвал бы рост цен на него, сделал бы инвестиции в его производство сверхрентабельными, дефицит был бы вскоре ликвидирован, а рыночное равновесие восстановилось.

Иное происходит в монопольной ситуации — когда все инвестиции контролируются одной компанией, а тарифы жестко регулируются. В результате рынок возникает «в задней комнате» в форме нерегулируемой платы за подключение или банальных взяток. Рынок, не создающий никаких стимулов для новых инвестиций, а напротив, мотивирующий сохранение монополии. Ничем не ограниченное право монополии на «профессиональное суждение» — и касается это далеко не только электроэнергетики — серьезная опасность для экономики и общества в

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №35 (529) 25 сентября 2006
    Борьба с обналичкой
    Содержание:
    Расплывчатый образ врага

    По-видимому, в Кремле уверены, что обналичивание денег используется для отмывания средств, похищенных из федерального бюджета. В противном случае более активная борьба с обналичкой просто не имеет смысла

    Наука и технологии
    Обзор почты
    Наука и технологии
    Реклама