Конъюнктурные гены Вселенной

Нобелевские академики опять попали в струю. Все нынешние естественнонаучные лауреаты — граждане США, а химическая премия уже не в первый раз проходит по ведомству биологии

Первое, что бросается в глаза при знакомстве со списком победителей этого года, — все они американцы. В последний раз такая же картина наблюдалась в 1983 году. Наверное, можно посетовать на некоторую неполиткорректность шведских академиков, не пожелавших разбавить новую научную суперэлиту представителями Европы или, скажем, Японии. Однако, как бы ни относились к такому выбору, нельзя не признать хорошо известный всем неангажированным ученым факт: большая наука давно и прочно обосновалась по ту сторону Атлантического океана.

Да, американцам катастрофически не хватает собственных квалифицированных кадров, и они вынуждены идти на все большую либерализацию иммиграционного законодательства для приманивания «хороших мозгов» (а что прикажете делать с коренным населением, половина которого, согласно исследованию, проведенному в 2002 году Национальным научным фондом США, не знает, что электроны меньше атомов, а динозавры и люди никогда не жили по соседству друг с другом на нашей планете?). Но ведь нет отбоя от иноплеменных хороших ученых, желающих стать стопроцентными американцами в первом поколении.

Обращает на себя внимание и большая любовь Нобелевского комитета к достижениям в области биотеха и быстро почкующихся от него новомодных научных дисциплин. То, что премии в области физиологии и медицины на протяжении многих лет регулярно присуждаются по большей части генетикам, — тенденция вполне закономерная, однако куда интереснее другое: уже в который раз предметом повышенного внимания академического ареопага, выбирающего лучших химиков, становятся ученые, подвизающиеся на междисциплинарной биохимической ниве.

Ускоренное стирание четких граней между классической триадой, физикой, биологией и химией, — еще одна заметная примета нового научного времени. Примета, которая служит очевидным свидетельством того, что будущее человеческой науки — в объединении усилий ученых различных специальностей для решения наиболее сложных проблем. Правда, будут ли они решаться только на территории США — вопрос открытый.

Температурная зыбь бытия

Нобелевскую премию по физике 2006 года получили американские астрофизики, внесшие наиболее значительный вклад в осуществление одного из ключевых экспериментов космологии ХХ века — запуска в 1989 году космического аппарата COBE (Cosmic Background Explorer, исследователь космического фона), исследовавшего спектр реликтового излучения и флуктуации его фона.

По сути, именно благодаря COBE современная космология наконец смогла вздохнуть свободно, навсегда избавившись от обидного эпитета кабинетной науки. Комментируя присуждение физической Нобелевки этого года, американский космолог Макс Тегмарк позволил себе следующее сравнение: «Открытие космических микроволновых флуктуаций было столь же революционным для физики, как открытие ДНК для биологии. Эти флуктуации — наша космическая ДНК, кодирующая ранние этапы развития Вселенной».

С энтузиазмом воспринял решение Нобелевского комитета и главный научный сотрудник Государственного астрономического

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (531) 9 октября 2006
    Грузия
    Содержание:
    Средство из арсенала real politic

    Жесткий и в каком-то смысле циничный ответ России на провокацию со стороны Грузии оправдан. В сегодняшних внешнеполитических условиях мы должны были найти средство остановить провокационную политику Саакашвили

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Реклама