Певец Стамбула

16 октября 2006, 00:00

Нобелевскую премию по литературе получил турецкий писатель Орхан Памук. Ставки на его победу принимались из расчета семь к одному, и в букмекерском рейтинге он занимал третье место: в кои-то веки логика шведских академиков покорилась стороннему анализу

Итак, на данный момент их избранник должен удовлетворять двум критериям — относительная элитарность творчества и умеренная гражданственность имиджа. Пишет лауреат скупо и непопсово, но мастерски, великолепно, безупречно. На протяжении минувшего года его имя не раз фигурировало в заголовках политических новостей, но не первополосных: он высказался насчет необходимости объективистского пересмотра официальной версии событий 1915-1918 годов (тогда Османская империя неоднозначно обошлась с армянами), турецкие власти решили засадить его в тюрьму, но затем передумали. Нобелевскую премию Орхану Памуку вручили в день принятия во Франции закона, предусматривающего уголовную ответственность за отрицание геноцида армя, однако даже склонные к конспирологии комментаторы вынуждены были признать, что конъюнктурной составляющей в решении Шведской академии на этот раз явно меньше, чем чисто эстетической.

По формулировке Нобелевского комитета премию турецкий прозаик получил за то, что, «исследуя полную меланхолии атмосферу своего родного города, создал новаторские метафоры конфликта и переплетения различных культур». Именно проблематика взаимоотношений разных культур — восточной и западной — играет в его произведениях ключевую роль. При этом, если верить автобиографической книге «Стамбул», он, выросший и по сей день живущий в квартале Нишанташи, заселенном свободомыслящими, прозападно ориентированными интеллектуалами-прогрессистами, и не ощущает себя турком по преимуществу. В романах Памука — «Белая крепость», «Черная книга», «Меня зовут Красный» и других — национальная специфика с ее суфизмом и ятаганами выступает скорее как чуть чуждая автору любопытная канва для метафорических построений.