Поймали нашу звездочку

Павел Быков
16 октября 2006, 00:00

«Нас поймали! Господи... Поймали в Пентагон! — запричитала бабушка. — Они нашу звезду красную, нашу девицу ясную поймали и в плен заковали! Пять лучей по пяти углам приковали! Пентагон — это тюрьма, тюрьма волшебная... Спасите Русь Святую, кто может!»

Эта цитата дает лишь некоторое представление о безобразиях, что творятся в составляющих книгу двух повестях. Объединяют истории основное место действия — Крым, главный герой — легендарный следователь в отставке милейший старичок С. С. Курский, детективная интрига с подчеркнуто геометрическим уклоном, да такие сюжетные ходы, что хоть стой, хоть падай.

В общем, напрашивается мысль, что то ли автора слишком растрогали красоты Симеиза, то ли он чрезмерно злоупотребил местными виноматериалами, то ли его ужалила медуза, то ли верны сразу все версии… но детективчики вышли на славу. Вспомним, впрочем, кто таков, собственно, автор. А автор — тот самый Пепперштейн, чья «Мифогенная любовь каст» — культовый роман-галлюциноз, погружавший коллизии Великой Отечественной в помесь сказки с наркотическим трипом. Так что все нормально: другим детектив от ПП оказаться и не мог.

Совершенно неизгладимое впечатление производит «Пентагон» — какой-то своей уж полнейшей отвязанностью, за гранью пелевинских пассажей о крошечке-хаврошечке и супероборотне. Пелевин, по крайней мере, бережет читателя — ответ хотя бы подсказывает, Пепперштейну же удалось обойтись без подобных глупостей.

А вот в «Свастике» угар уже не столь силен. Аналогия со знаменитым рассказом «Львиная грива» Артура Конан Дойла слишком прозрачна, а надругательство над наследием Карлоса Кастанеды слишком откровенно, но недостаточно порнографично. Одним словом, блестящего эпизода с татуировкой ветерана разведки Иоффе явно не хватает, чтобы перевесить становящийся чистой формальностью финал в стиле Эркюля Пуаро. Подумать, однако, все равно есть о чем. Главное, не слишком увлекаться.