Добро пожаловать в кровавую баню

Дмитрий Сиваков
16 октября 2006, 00:00

Четыре металлургические компании независимо друг от друга объявили о планах строительства стана-5000. Поскольку стране таковой нужен лишь один, реализация этих планов неизбежно приведет к жесточайшей конкурентной борьбе

Шестого октября контролируемая бизнесменом Алишером Усмановым металлургическая группа «Металлоинвест» объявила о феноменальном инвестиционном плане на ближайшие годы. Компания готова потратить 3 млрд долларов на модернизацию входящего в группу Орско-Халиловского меткомбината, строительство трубного завода и стана-5000.

Такие инвестиции в развитие стального бизнеса в России должно приветствовать стоя. Однако последний пункт программы «Металлоинвеста» не мог не вызвать у нас серьезных вопросов. Упомянутый современный стан-5000 России нужен только один. Между тем практически одновременно с «Металлоинвестом» о планах возведения этого стана объявила Трубная металлургическая компания (ТМК), за пару недель до этого — Магнитогорский меткомбинат (ММК), а несколькими месяцами раньше — Объединенная металлургическая компания (ОМК). Если вспомнить о том, что старый советский стан-5000 модернизирует «Северсталь», то получается совсем весело. Сразу пять (!) игроков взялись за мегапроект, который в свое время не потянул Советский Союз. Конечно же, здоровую конкуренцию на рынке труб большого диаметра можно только приветствовать. Но обилие претендентов на весьма капиталоемкий проект явно не к добру. Рынок не консолидирован, игроков на нем много, и все как на подбор полны амбиций. Как бы конкуренция не вылилась в кровопролитную корпоративную и лоббистскую войну и зря потраченные силы, время и деньги.

Что такое стан-5000

Стан-5000 производит стальной лист шириной до пяти метров и длиной до 12–18 метров. Принципиальное значение имеет именно ширина листа, длинные листы можно делать практически на любых прокатных станах, да и перевозка их не особо проблематична — хочешь смотай его в рулон, хочешь вези в длинномерных вагонах. Другое дело ширина. Обычно широкий лист никому не нужен — и перевозить его накладно (в обычные вагоны он не вмещается), устанавливать и сваривать — тоже целая проблема; в общем, обходится он в разы дороже обычного. Поэтому используют его в крайних случаях, когда по-другому никак. В судостроении — для изготовления корпусов сверхкрупнотоннажных судов, например нефтеналивных танкеров или судов по перевозке сжатого газа. При строительстве уникальных крупных мостов. Наконец, и это самое главное, лист шириной пять метров имеет принципиальное значение для производства труб большого диаметра.

Почему для производства труб ширина листа должна быть именно пять метров? Максимально возможный при современной технологии транспортировки газа диаметр трубы 1220–1420 мм. Прочность, надежность и долговечность такой трубы зависит от сварочного шва — чем короче шов, тем лучше. Поэтому самой лучшей считается труба с одним прямым швом. Это позволяет делать стенку трубы до 48 мм, а давление в трубе — до 250 атмосфер. Чтобы ее изготовить, надо взять стальной лист, свернуть его в трубочку (точно так же мы сворачиваем в трубочку лист бумаги) и сварить две стороны. Но если диаметр трубы 1420 мм, то длина ее окружности, она же ширина листа, будет 1420*π мм, то есть примерно 4,5 метра. После округления и получается пять метров.

Сделать лист шириной пять метров в принципе достаточно просто. Нужно лишь установить на любом метзаводе, оснащенном сталеплавильными и разливочными мощностями, относительное недорогое прокатное оборудование. На практике, конечно же, такой фокус не срабатывает. Для того чтобы раскатать лист шириной пять метров, нужна особая стальная заготовка, сляб, которую на типовом оборудовании не сделаешь. Это значит, что придется строить специальную МНЛЗ — машину по непрерывному литью заготовок. Кроме того, к трубе большого диаметра обычно предъявляются очень жесткие требования по составу и качеству стали, а это значит, что сталь, которая в обычном порядке варится в мартенах, конвертерах и электропечках, не подойдет для производства широкого листа. То есть помимо прокатного стана и МНЛЗ потребуются еще и сталеплавильные мощности. А для всего этого нужна общая крыша, подъездные пути и т. п. В общем, стан-5000 это не просто какая-то там прокатная установка, это полноценный металлургический завод среднего масштаба. Стоимость строительства такого завода с нуля, как правило, не меньше миллиарда, а то и полутора миллиардов долларов.

Сейчас таких заводов в России собираются строить четыре штуки (и один реконструировать). То есть 4–5 млрд долларов наши бизнесмены готовы вбухать в предприятие с высокими конкурентными рисками. Видимо, все потенциальные претенденты считают, что прибыль все оправдает.

Охота за деньгами «Газпрома» открыта

В первую очередь речь идет о монополистах. У «Газпрома» большая инвестиционная программа нового строительства магистральных газопроводов, из которых один, Северо-Европейский (СЕГ), уже начат. «Транснефть» ведет строительство магистрального нефтепровода Восточная Сибирь—Тихий океан (ВСТО). По вполне правдоподобным оценкам, потребление ими труб диаметром 1220 и 1420 мм в этом году будет на уровне 0,8 млн тонн. Толстостенная труба максимальных диаметров стоит в диапазоне 1,5–2 тыс. долларов за тонну. Таким образом, только в этом году два монополиста потратят на магистральные трубы до полутора миллиардов долларов! Этот бюджет делят между собой украинский Харцызский трубный, Челябинский трубопрокатный заводы (поставщики трубы диаметром 1220 мм) и ОМК. Наиболее крупным реципиентом получаемой прибыли выступает ОМК, поскольку входящий в нее Выксунский завод способен изготавливать трубу с толстой стенкой диаметром 1420 мм в серьезных объемах.

Если будут построены все заявленные металлургами станы-5000, срок окупаемости вложений вырастет до пятнадцати лет

Сейчас заготовку для трубы 1220–1420 мм, то есть толстый широкий лист, ОМК и все прочие компании импортируют. Тонна такого листа на мировых рынках стоит от 800 до 1200 долларов за тонну. То есть не менее половины выручки производители отдают своим поставщикам. Дорого обходится и логистика широкого листа из Германии и Японии. В общем, грубые расчеты приводят нас к оценке прибыли примерно в 400–500 млн долларов на весь круг поставщиков трубы большого диаметра для нужд «Газпрома» и «Транснефти».

Что это значит для конкретных поставщиков? Судя по тому, что ОМК по поставкам на СЕГ сейчас занимает стопроцентную долю, а на ВСТО — сорокапроцентную, 300 млн долларов, которые она вложила в модернизацию комплекса ТБД, а также строительство и запуск новой линии по производству трубы-1420, она отобьет максимум за полтора-два года. И это при том, что новая линия начала работать в конце прошлого года и на полную мощность (один миллион тонн) по производству трубы 1220–1420 мм еще не вышла! А ведь спрос в ближайшие годы будет нарастать. В 2007–2008 годах ожидается потребление таких труб в районе 1,5 млн тонн. Понятно, что за это время окупятся не только инвестиции в производство труб, но и значительная часть инвестиций для стана-5000.

Мимо такого лакомого куска наши бизнесмены-металлурги не могли пройти. Вот и кинулись все застраивать страну станами-5000. Конечно, все они должны строиться в паре с новыми трубными заводами.

Конкуренция — это благо. Но чрезмерная конкуренция всегда грозит неэффективностью работы вложенного капитала. Давайте предположим самый пакостный для инвесторов вариант развития событий: будут построены все заявленные станы-5000. Инвестиции ОМК в производство трубы-1420 окупаются за полтора-два года, в стан-5000 — за три-пять лет (по нашим оценкам). Менеджеры новых проектов «Металлоинвеста» готовы идти на сроки окупаемости до семи лет (при условии, что ОМК не отказывается от своих планов). Если будут построены все четыре новых стана-5000, сроки окупаемости проектов могут возрасти до пятнадцати лет. Это значит, что в самом пессимистическом варианте конкурентной борьбы на этот срок окажутся замороженными 4 млрд долларов — для черной металлургии это огромные деньги.

Как нам кажется, металлурги, ввязывающиеся в мегапроекты со станами-5000, взяли на вооружение простой принцип: чем больше капиталоемкость проекта, тем больше шансов победить в конкурентной борьбе за деньги «Газпрома» и «Транснефти» — и довели его до абсурда. Пять игроков — пять станов-5000. Ура, мы впереди планеты всей…

Все не выживут

Сейчас в мире всего 12 действующих заводов (см. таблицу), способных выпускать лист для нужд трубников, пять из которых в Японии и три — в Германии. Мы к этому списку готовы добавить еще четыре.

Полтора миллиона тонн труб диаметром 1420 и 1220 мм в год — это, видимо, максимальная оценка российского рынка. Но соответствующий объем широкого стального листа для их производства может обеспечить один-единственный новый современный стан-5000. Так что России, по большому счету, нужен только один такой завод. Об этом нам прямо сказал гендиректор «Металлоинвеста» Назим Эфендиев. Но тогда куда денем остальные четыре?

Конкуренцию с японскими и немецкими производителями на мировом рынке мы вряд ли выдержим. Первые являются традиционными поставщиками на рынки Америки и Азии, вторые — на рынки Европы. Сейчас их мощности частично простаивают. Выиграть у них по цене, качеству и скорости поставок нереально.

Можно попытаться устроить напрашивающееся разделение труда: пусть металлурги строят станы-5000, а трубники — заводы по производству трубы-1420. Но не получается. В «Металлоинвесте» нам недвусмысленно дали понять, что слабо верят в возможность быть эксклюзивным поставщиком широкого листа для трубников (ОМК и Ижорского трубного завода «Северстали»), когда те сами готовы обеспечить себя широким листом.

Еще один вариант загрузки пяти российских станов-5000 — частичная переориентация их на производство судового листа, мостового проката, листа для стационарных наливных мощностей-резервуаров и т. п. Это уже более реальная альтернатива. Однако тут надо отметить следующее. В России рынок такой продукции пока не развит. Крупнотоннажные суда если и строят, то за границей, большие мосты возводятся раз в три года. Вполне можно было бы ориентироваться на внешние рынки, но тогда зачем строить стальной завод, рассчитанный на производство именно трубного листа? Они, как правило, сложнее и дороже. Стан-5000, рассчитанный на производство трубного листа, в состоянии произвести судовой лист, обратное же неверно (по крайней мере, без дополнительного вложения сил и средств, о чем прекрасно свидетельствует опыт «Северстали» в Колпине).

В качестве оправдания нескольких станов-5000 можно привести ориентацию на потенциальные рынки южных стран, заинтересованных в развитии собственных независимых от России нефте- и газопроводов. Господин Эфендиев сказал «Эксперту»: «Мы видим хорошую перспективу строительства нефте- и газопроводов в Казахстане, Узбекистане и Туркмении. Мы будем ориентироваться в первую очередь именно на азиатские рынки». Возможно, это действительно так, и южные рынки могут стать какой-то отдушиной.

Но хуже всего, похоже, другое. К 2012 году должны быть завершены все основные заявленные на сегодня трубопроводные проекты — СЕГ, ВСТО, Штокман, газопровод в Китай из Западной Сибири. Как раз к этому времени должны выйти на полную проектную мощность все заявленные проекты по станам-5000. Возможно, появятся какие-то другие трубопроводные мегапроекты, но тот факт, что пик потребления ТБД в России к этому моменту будет пройден, сейчас никем не оспаривается. Даже если в условиях жесточайшей конкуренции и окупятся инвестиции в строительство новых трубных заводов, окупаемость вложений в строительство станов-5000 в разумные сроки станет невозможной.

Шансы игроков

Самые сильные конкурентные позиции сейчас у двух игроков — ОМК и «Металлоинвеста». ОМК уже построила новую линию по производству труб максимального диаметра, заканчивает строить сталепрокатный завод по производству заготовки для труб среднего и малого диаметров. У нее есть действующие контракты с «Газпромом», «Транснефтью» и опыт крупнотоннажных поставок трубы. Сомнений в том, что компания доведет до конца и проект строительства стана-5000, не возникает.

«Металлоинвест» тоже имеет хорошие шансы выйти на этот рынок. У компании есть проработанные инвестиционные планы строительства трубного завода и стана-5000, партнерское соглашение с поставщиком оборудования номер один на этом рынке — SMS Demag, компания получила гарантии немецких банков на проектное финансирование. Плюс к этому у главного владельца компании Алишера Усманова мощные связи в «Газпроме», главном потребителе труб большого диаметра. Минусов у проекта «Металлоинвеста», по сути, немного. Первый — отсутствие опыта эксплуатации трубных заводов и соответствующих специалистов (а их нужны тысячи). Правда, в «Металлоинвесте» уверены, что потенциал компании позволит справиться с этой проблемой. Второй минус — проблема 2008 года. Заявленные проекты «Металлоинвеста» будут реализованы не раньше 2010 года, то есть после выборов нового президента России. Кто им будет и останутся ли у кормила власти нынешние менеджеры «Газпрома», равно как сохранятся ли в «Газпроме» связи Усманова — неизвестно и трудно предсказуемо.

Что касается остальных новичков — претендентов на трубные деньги «Газпрома», то тут ситуация менее оптимистическая. Страшилки про кровавую конкурентную баню не могут не волновать наших металлургов, рискующих своим капиталом. Похоже, что сейчас, после громогласных заявлений о планах строительства станов-5000, они не только кинутся лоббировать свои начинания, но и займутся поиском взаимных компромиссов. Косвенные свидетельства тому уже есть. Если несколько недель назад представители Магнитки твердо заявляли о стане-5000 как о готовом к реализации проекте, то сейчас высказывания стали нейтральнее. Пресс-секретать ММК Елена Азовцева сказала «Эксперту», что «проект перспективный, но он находится в стадии проработки, нельзя исключать никакие варианты» — надо понимать, вплоть до отказа от него. Возможно, и Магнитка, и ТМК либо откажутся от планов строительства стана-5000 как слишком рискованных, либо будут искать варианты партнерства, как совместного, так и с нынешними лидерами этого рынка, либо будут думать о каких-то новых форматах участия в конкурентной борьбе.

В №37, в статье «Раздербанили до атома», была допущена неточность: президент группы компаний «Интегра» Феликс Любашевский был назван родственником Виктора Вексельберга. В компании «Интегра Менеджмент» нас заверили, что «каких-то родственных связей между Ф. Любашевским и В. Вексельбергом не существует». Приносим свои извинения за досадное недоразумение.