Славянская защита

Аркадий Дворкович
6 ноября 2006, 00:00

Наша шахматная школа доказала свое лидерство. Владимир Крамник выиграл в славянской дуэли у болгарина Веселина Топалова и стал единственным чемпионом мира по шахматам. Несмотря на туалетные скандалы, несмотря на рывок соперника в середине поединка, когда, казалось, все стало складываться против россиянина, несмотря на проигрыш предпоследней партии тай-брейка.

Шахматы — игра по правилам. И арбитр не позволяет отклоняться от них. Конкуренция в повседневной экономической деятельности регламентирована не столь строго, как на шахматной доске. И в действиях арбитров — антимонопольных органов, институтов тарифного регулирования, судебной системы — много усмотрения. Насколько много — зависит от однозначности законодательных норм, квалификации и честности контролеров и регуляторов. Станет ли новый, только вступивший в силу федеральный закон «О конкуренции» сводом уважаемых всеми правил? Будет он кнутом в руках государственных органов, инструментом недобросовестной конкуренции или защитит интересы потребителей? Ожидать хорошего исхода можно лишь в том случае, если будут обеспечены публичность процедур рассмотрения споров и единообразный подход к однотипным ситуациям. В противном случае неизбежны жесткие корпоративные и социальные конфликты, а также рост неопределенности в существующей рыночной среде.

Надежды на эффективную реализацию нового законодательства сегодня большие. Антимонопольному органу даны широкие полномочия по защите конкуренции. Над компаниями висит угроза высоких штрафов и принудительного разделения. Причем в то время, когда монополизм является одной из главных бед российской экономики. Это относится и к таким небольшим по масштабу рынкам, как оказание жилищно-коммунальных услуг в каждом конкретном доме или микрорайоне. И к рынкам общероссийской величины, например рынку электроэнергии.

Как правило, любая монополия стремится не к росту и не к удовлетворению потребителя более высоким качеством и более низкой ценой, а к удержанию своего доминирующего положения на рынке. Однако борьба с доминированием на российском рынке не должна разрушать целые отрасли экономики. В ряде случаев — в металлургии, авиационной промышленности и судостроении, других капиталоемких отраслях — надо думать не о целесообразности конкуренции между десятками российских компаний, а о жестком противостоянии на глобальных рынках крупнейших транснациональных игроков. Объединяться приходится, причем не только друг с другом, но и с зарубежными конкурентами. И ничего страшного в этом нет. Напротив, открытость дает больше шансов в борьбе. Но при условии, что решения принимаются исходя из критериев долгосрочной экономической эффективности. Кстати, выбор славянской защиты в шахматах основан именно на этих соображениях (в отличие, например, от сицилианской защиты — защиты нападением).

Сегодняшняя конкурентная борьба в России принимает самые причудливые формы. Ситуация на наиболее массовых рынках товаров народного потребления искажена наличием высокой доли серого импорта. Жесткая конкуренция привела к тому, что его вынуждены использовать все. А если одна из компаний пытается полностью «обелиться», ей приходится идти не только на повышение цен и риск потери рынка, но и на прямое столкновение со всей массой контролирующих и проверяющих органов.

То же и с уходом от НДС и ЕСН на внутреннем рынке. Для организаций с высокой долей оплаты труда суммарная налоговая нагрузка остается непомерной и вынуждает продолжать работать в тени. А если экспортные услуги или высокотехнологичные товары еще и экспортируются, о возврате входящего НДС можно сразу забыть. Или — закладывать во все расчеты издержки на многомесячные судебные тяжбы с налоговыми органами под угрозой открытия уголовных дел.

Задолженность по возврату НДС значительно снизилась в последние месяцы. Но получили свое в основном крупные экспортеры сырья. Тысячи же организаций малого и среднего бизнеса продолжают терять время и деньги. Конечно, среди них есть и фиктивные компании, делающие бизнес на возврате НДС. Но иного способа борьбы с ними, кроме поголовной проверки, пока не придумано.

Расчет на то, что все российские компании одновременно начнут полностью платить налоги, скорее всего, не оправдается. Но несмотря на это государственные органы должны гарантировать, что выход из тени — это шанс не быть проверенным за предыдущие периоды, а не наоборот. Что это повод проверить остальные компании. Пока контролерам и проверяющим такой расклад событий крайне невыгоден. У многих из них доход напрямую связан с сохранением нынешнего положения дел.

Развитие реальной конкуренции в российской экономике будет иметь фундаментальные последствия. Мы слишком привыкли к отсутствию или узости выбора, когда в течение более чем 70 лет государство определяло, что нам потреблять и как идти по жизни. А теперь прикипаем душой к нашим монополиям. Чаще всего тем же государственным. Если нет электроэнергии и газа — значит, еще не время. Если растут цены — значит, такова судьба. Как только начались разговоры о конкуренции в сферах образования и здравоохранения (между школами, вузами, роддомами), начались массовые акции протеста, инициируемые и профессиональной общественностью, и экспертами, и недовольными гражданами. Все они видят выход только в том, чтобы государство дало больше денег всем, кто сегодня работает. Независимо от качества работы. Видимо, забывая, что это деньги не государства, а налогоплательщиков.

В конечном счете конкурируют на рынке не компании, а люди, доказывая свое превосходство в той или иной сфере деятельности. На саммите «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге мы предложили сделать квалификации, полученные в разных странах, сопоставимыми. Чтобы конкурировать в открытую. И выигрывать, как Владимир Крамник. В этом — наша славянская защита.