Письма читателей

18 декабря 2006, 00:00

Комментарии читателей к статьям «Без права на инвестиции» и «О стратегическом лице правительства»

Без права на инвестиции

«Эксперт Online»

О стратегическом лице правительства

2006, № 46 (540)

В сущности, Кудрин предлагает ответы на три вопроса:

  1. Как планировать федеральный бюджет в условиях крайней зависимости от нефтегазовых доходов? Последние находятся в зависимости от мировой конъюнктуры и поэтому не могут контролироваться Кремлем.
  2. Как справиться с инфляцией в условиях аномального притока нефтедолларов?
  3. Как избежать предвыборной горячки, которая побуждает претендентов обещать больше, чем бюджет может потянуть?

Сейчас стабфонд отвечает на первые два вопроса, но на третий он ответа не дает. Предложение разделить стабфонд и увеличить базу отчислений в него позволяет выдержать политическое давление на увеличение госрасходов: Фонд будущих поколений разделу не подлежит.

Не вижу также оснований обвинять Кудрина в создании препятствий для развития экономики («Кудрин против российской экономики»). Как министр финансов он обязан противиться увеличению расходов согласно должности. Его задача состоит в сведении баланса между доходами и расходами. А требовать увеличения расходов — это уже задача Грефа. Пока он не очень преуспевает в обосновании разумности дополнительных расходов.

Единственным слабым пунктом программы я вижу необоснованность выделения именно нефтегазовых расходов в отдельную графу. Мировые цены на металлы и лес — другие важные компоненты экспорта — тоже нестабильны. Понять Кудрина можно на интуитивном уровне, поскольку нефтегазовый экспорт занимает 58% (2005 г.) в общем экспорте России. Но все же надо обосновать предложение об исключительности данного сектора методологически. А то придется в недалеком будущем на скоростях менять то, что обещали «будущим поколениям».

Влад Иваненко

 

Кудрин предлагает заморозить существующее положение вещей. С некоторой вариацией относительно доходов от нефти.

Порочная практика.

Какой смысл морозить наши доходы в настоящее время? Сейчас они находятся в основном в долларе. Какова судьба доллара? Когда-нибудь он рухнет. На сцене висит ружье, и оно обязательно выстрелит в третьем акте. Через месяц или через двадцать лет, но это неизбежно случится.

Зачем заранее ставить себя под катастрофу?

Эти «халявные» деньги должны обеспечить наше будущее. А оно не в сбережениях. Наше будущее мы можем реально обеспечить только вложением в настоящее: в образование, в покупку технологий под госгарантии, в покупку новейшего оборудования. Пусть эти деньги расходуются через коммерческие банки под проценты. Это если мы не верим в эффективность государственных чиновников (и совершенно правильно не верим). Но если мы не воспользуемся ими сейчас для построения нашего будущего, то потом мы окажемся в положении Гобсека со сгнившей икрой и пряностями, совершенно не нужными мертвому телу.

История дает нам шанс. Пусть другие нации поработают на наше будущее. На благо наших детей и внуков, нашей старости. Мы можем себе позволить сейчас купить труд людей со всего мира. Надо использовать эту возможность себе на благо.

Не дорогие автомобили со стиральными машинами в личное пользование (не потребление), а знания, образование, технологии, здоровье для нашей нации. Вот куда можно приложить эти деньги. Инфляция? Страшно? Во всех растущих экономиках инфляция была выше нормы. Инфляция ли только? А может быть, стимулирование внутреннего спроса. Привлечение лучших внешних сил для страны.

Для нации россиян, граждан России. А Кудрин глуп.

Владимир Кихотов

 

На самом деле Кудрин прав: в стране есть инвестфонд, который только начинает осуществлять свои проекты, в основном инфраструктурные. Северо-Западный диаметр, Нижнее Приангарье, Сочи и т. д. Но пока нет результатов этой деятельности, глупо швырять деньги направо и налево. Необходимо разработать эффективные механизмы для того, чтобы вкладывать госденьги в реальную экономику. В СССР, например, если брать основные проекты (целина, БАМ, жилье), инвестиции вкладывались неразумно, приходилось выкручиваться в основном за счет рабского труда военнослужащих (железнодорожные войска, сельхозбаты, стройбаты) и зэков (период наших северных гигантов типа «Норникеля»), в царской России был эффективный проект Транссиба. Но сколько прошло времени... По сути несколько поколений занимались закапыванием денег в песок, и сейчас количество денег гораздо больше, чем количество менеджеров, способных извлечь из них пользу. Увы. Я уже не говорю о нехватке рабочей силы, не абы какой, а квалифицированной. Сам работаю на производстве, сталкиваюсь с этим ежедневно. Высшее политруководство, к счастью, осведомлено об этой проблеме, отсюда крайняя осторожность в расходовании денег. Когда появятся практические результаты использования нефтяных денег, тогда можно будет говорить о расширении их потока. А журналистам «Эксперта», вместо того чтобы тупо лоббировать госвливания в реальный сектор, нужно больше заниматься пропагандой конкретных региональных проектов, как это у них хорошо получилось с хлопонинским Нижним Приангарьем, и с поиском на наших бескрайних просторах опыта эффективных менеджеров.

Валерий Фарзанэ

 

Экономика страны — слишком серьезное дело, чтобы разрешать экономистам ею заниматься. Экономика поправится, только когда экономистов попрут от управления экономикой страны. Бухгалтеры полезны в определенной мере, но они не должны принимать стратегические решения. Центральный показатель развития — ВВП и технологический уровень промышленности. Инфляция — техническая проблема. Ставить ее как стратегическую цель — шизофрения. Или надувательство публики. Высокоинфляционная экономика может развиваться вполне успешно. Снижать инфляцию — задача Минфина. Но не руководства страны. Если политическое руководство передает управление экономикой в руки Минфина, проблема не в последнем, а в первом. Кудрин — обыкновенный бухгалтер. Бухучет — вещь вообще полезная. Но кто дал ему власть принимать стратегические решения о развитии страны? Вот тот, кто дал, тот и проблема. А не Кудрин.

Петр Алексеевич Романов

 

Иметь много денег — это хорошо. Есть, правда, угроза: крупная сумма наличных по опасности сопоставима со взрывчаткой. Когда-то на бизнес-тренинге предложили такое упражнение: представьте себе, что вот сейчас, в эту самую секунду перед вами появляется большой чемодан с деньгами — ваши действия? Куда идти? Кому звонить? Как поведет себя тот, кто узнает о вашем внезапном счастье? Все, кто подошел к упражнению серьезно, испытали неслабый стресс.

На уровне государства риск не меньше. Если стабфонд хранится в американских обязательствах (бондах или просто долларах), то получается, что американцы должны вам уйму денег. Отношения с тем, кто тебе должен очень много, всегда подвергаются большому испытанию. Когда твой должник большой, сильный, влиятельный - это многократно усиливает напряжение. Конечно, США самая законная, справедливая и честная страна в мире, но, по-моему, это очень похоже на то, как если бы тебе был должен миллион самый крутой бандит твоего района. Если кредитор — обычный обыватель, то самое разумное для него в такой ситуации — бежать куда глаза глядят и попробовать начать жизнь заново. Если же и сам кредитор силен, дело, конечно, другое.

Россия — сильная страна, но все-таки вопрос очень философский, кто от кого зависит. Например, саудиты и японцы — очень крупные кредиторы и инвесторы американцев, и они же очень послушные союзники по этой причине. Теперь вот еще китайцы. Тут есть над чем задуматься.

Дмитрий Ехануров