Тарифы, без которых нам не ездить

18 декабря 2006, 00:00

Три года действия ОСАГО показали, что текущие тарифы в принципе можно считать адекватными. Однако их запаса хватит ненадолго, особенно в случае серьезных законодательных изменений

Недавно российскому ОСАГО исполнилось три года. И все это время на рынке всплывает то одна, то другая инициатива по улучшению механизма данного вида страхования. Одни предложения кажутся разумными, другие — спорными, но все они похожи тем, что могут привести к убыточности страхования, а значит, и к увеличению тарифов.

Сейчас ситуацию с убыточностью ОСАГО можно считать приемлемой — по оценке агентства «Эксперт РА», в первой половине 2006 года она составила 59,6%. Однако в ближайшей перспективе убыточность будет расти — пусть медленно, но верно. А в случае введения некоторых новаций, рассматриваемых ниже, рост убыточности может резко ускориться.

Не ценим жизнь

Действующие сейчас тарифы по ОСАГО рассчитывались более трех лет назад, и теперь проявилась «бомба замедленного действия» — речь идет о выплатах по возмещению вреда жизни и здоровью. Дело в том, что на них сегодня приходится порядка 1% совокупных выплат по ОСАГО, хотя в структуре страхового возмещения из 400 тыс. рублей 60% закладывалось именно на выплаты по жизни и здоровью и 40% — на выплаты по «железу». Получается, что эта пропорция не соблюдается.

Сопоставление официальных данных ГИБДД и Российского союза автостраховщиков (РСА) дает и вовсе удивительную картину. Так, согласно статистике ГИБДД, в 2005 году на дорогах страны погибли 34 тыс. человек и 374 тыс. получили ранения. Между тем согласно статистике по ОСАГО выплаты по факту смерти получили родственники около 5 тыс. погибших, а выплаты за травму — лишь примерно вдвое больше россиян. При этом средний размер выплаты в случае гибели человека составляет 18 тыс. рублей, пострадавшему —12 тыс. Нетрудно посчитать, что даже при таких более чем скромных выплатах их ежегодный объем (по жизни и здоровью) должен был бы составить порядка 4 млрд рублей, но уж никак не 314,7 млн, выплаченных фактически.

По мнению Александра Вечерникова, начальника отдела ОСАГО ГСК «Югория», это происходит из-за слабой информированности страхователей, которые по привычке не читают правила страхования, а также из-за проблем со сбором всего комплекта документов. «К тому же зачастую оплата услуг по лечению производится “в конвертах”, вследствие чего люди не могут подтвердить понесенные расходы», — отмечает он.

Ситуацию теоретически может разрешить внедрение некой единой системы оценки вреда жизни и здоровью, но пока ее нет, и пострадавшие получают, мягко говоря, неадекватное возмещение. При этом следует учитывать, что иски, связанные с компенсацией ущерба жизни и здоровью, не имеют срока давности, а потому в будущем страховщиков может захлестнуть волна требований пострадавших. «Сейчас уровень заявленных убытков по этим видам исков в тридцать раз ниже ожидаемых страховщиками с учетом расчетных показателей. Это означает, что с появлением на рынке специальных структур, занимающихся бизнесом по получению таких выплат, а также с повышением страховой грамотности населения может возникнуть цепная реакция, и страховщикам будут предъявлены требования на десятки миллиардов рублей», — рисует нерадостную картину Игорь Александров, заместитель начальника управления поддержки розничного бизнеса ОСАО «Ингосстрах».

То в профиль, то анфас

Еще одним активным участником рынка ОСАГО в последнее время стала Федеральная антимонопольная служба (ФАС). Все началось с борьбы против незаконных подарков покупателям ОСАГО, которыми компании заманивали клиентов. Страховщики тогда уплатили штрафы и пообещали, что больше так делать не будут, ситуация нормализировалась. После борьбы с незаконной конкуренцией (подарками) ФАС выдвинула новую инициативу — предоставить страховщикам ценовой коридор по ОСАГО, в рамках которого они могли бы конкурировать между собой по стоимости страховки. То есть фактически разрешить те же самые подарки, с которыми боролась ранее. Однако это не нашло отклика в страховом сообществе, так как могло привести к появлению недобросовестной конкуренции на рынке — ценовой коридор предполагал слишком много свободы на поле ценового соперничества.

Но самое революционное предложение ФАС касается учета износа деталей автомобиля при выплате компенсации: служба призвала выплачивать все возмещения по ОСАГО без учета амортизации деталей машины. Казалось бы, справедливое замечание, но страховщики восприняли его в штыки — по их мнению, такая поправка попросту перевернет рынок. «Учитывая низкие доходы населения, а также то, что около половины автопарка нашей страны имеет возраст более десяти лет, уверен, найдется немало желающих поменять свой автомобиль на более новый за счет страховой компании. Поэтому в существующих условиях считаю переход на принцип “новое за старое” преждевременным», — выражает общее мнение рынка Дмитрий Боткин, член правления СГ «КапиталЪ».

Дело в том, что если в Москве достаточно много новых автомобилей, износ которых не критичен для страховых компаний, то в регионах ситуация намного хуже. Дмитрий Боткин приводит расчеты РСА, согласно которым выплаты по ОСАГО в случае перехода на принцип «новое за старое» вырастут почти в полтора раза, а такого запаса прочности у страховщиков нет. Поэтому будет неизбежным рост тарифов, который может составить как минимум 30%.

До Европы далеко

В целом мы повторяем опыт европейских стран, в которых была схожая ситуация с ростом убыточности и существовали аналогичные проблемы. Нет сомнений, что через некоторое время тарифы по ОСАГО придется сделать свободными. Но до того момента необходимо будет осуществить одно серьезное преобразование, которое переведет ОСАГО на качественно новый уровень. Речь идет о прямом урегулировании убытков, которое иначе называют «европейским протоколом» — это когда пострадавший получает возмещение в своей страховой компании. «Но чтобы решиться на подобный шаг, необходимо либо безграничное доверие участников рынка, либо четкий регламент использования средств. Так как о полном доверии говорить не приходится, остается второе — четкая регламентация», — комментирует ситуацию Сергей Абалакин, директор центра страхования автотранспорта РОСНО.

«Для нормальной работы по “европейскому протоколу” страховым компаниям и регулятору предстоит большая работа: создание единой базы данных, единого реестра экспертов-оценщиков, внесение изменений в процедуры урегулирования страховых случаев», — обрисовывает круг задач первый заместитель генерального директора СК «Оранта» Владимир Черников.

Однако практически обо всем этом говорили еще в 2003 году, когда вводили ОСАГО, но вот уже заканчивается 2006-й, а единой информационной базы как не было, так и нет. Независимые оценщики только начали получать аккредитацию, а порядок урегулирования убытков в различных страховых компаниях — разный. К тому же слишком разнится уровень развития инфраструктуры страховых компаний, чтобы можно было говорить о введении механизмов прямого урегулирования. «Пока существует такое количество нерешенных вопросов, сроки внедрения процедуры прямого урегулирования остаются неопределенными», — резюмирует Сергей Абалакин.

К тому же нужно учесть, что введение «европейского протокола» потребует дополнительных затрат, при этом взять средства можно будет только из страховых взносов. А поскольку расходы страховщиков в последнее время постоянно растут, то и здесь, скорее всего, придется задействовать тарифную ставку.

Бонус против малуса

Много нареканий вызывает и эффективность системы бонус-малус. В теории она должна стабилизировать уровень убыточности путем скидок и надбавок, но на деле пока только повышает уровень убыточности. Сейчас недобросовестный клиент может получить скидку по ОСАГО, просто поменяв страховую компанию, так как отследить его аварийную историю без единой базы данных практически невозможно. В результате скидок много, а реальных надбавок практически нет.

Конечно, система бонус-малус на законодательном уровне потеряет смысл, как только тарифы по ОСАГО станут свободными, — тогда каждая компания будет сама решать, как изменять стоимость страховки (что и предлагают некоторые страховщики уже сейчас). Но отдать систему скидок и надбавок на откуп компаниям сегодня означает разрешить им некую свободу тарифных ставок, а это невозможно.

Более радикально решить проблему предлагает Сергей Мезенин, директор департамента автострахования ГСК «Югория». По его мнению, надо вообще отказаться от ограничения списка людей, допущенных к управлению автомобилем. «Схема тотальной слежки за лицами, допущенными к управлению транспортными средствами, не позволяет эффективно использовать бонус-малус, а наоборот, лишь расширяет возможности для мошенничества», — считает он.