Конец демократии, или Государство любителей зеленого чая

Политика
Москва, 25.12.2006
«Эксперт» №48 (542)
Тотальный кризис мировой системы управления может разрешиться только через возникновение нетрадиционных форм государственности

Демократию хоронят уже не первый год и даже не первое десятилетие, но она до сих пор выживала, демонстрируя богатые возможности к адаптации и подтверждая тем самым донельзя затертую, но до сих пор не опровергнутую формулу Черчилля о том, что эта форма правления — очень плоха, но ничего лучше до сих пор не выдумали. И тем не менее тучи над демократическим способом правления сгущаются, интеллектуалы развитых стран уже придумали термин «постдемократия» и спорят друг с другом, какие формы может принять эта новая реальность. Эксперт-политолог Сергей Переслегин тоже убежден, что в XXI веке и демократия, и прочие способы управлять государством, как, впрочем, и сама структура государства, изменятся радикально. На сей раз процесс необратим еще и потому, что его подстегивают три фактора: эгоизм элит, всеобщий кризис систем управления и развитие информационных технологий.

— Демократия — всего лишь форма правления, известная очень давно, практически с начала традиционной фазы. Уже Аристотель в этой проблеме разобрался досконально. Он рассмотрел три основные формы правления: демократия — власть народа, аристократия — власть лучших и монархия — власть мудрого правителя. И он же впервые указал, что все три формации имеют обязательную тенденцию развития: демократия неизбежно вырождается в охлократию, аристократия — в олигархию, а монархия — в тиранию. Позднее, в кружке Сципиона Африканского в Риме, обсуждалась тема комбинации этих форм управления. И они пришли к выводу, что система управления Рима уже включала в себя все три элемента. С одной стороны, власть консулов — практически царская. В критической ситуации консула может заменить диктатор с полномочиями по условиям военного времени. Кстати, Цезарь был диктатором, а не императором, как это ошибочно утверждается. Иными словами, есть царская власть — либо консул, либо диктатор. Есть сенат, представляющий собой аристократическую ветвь управления, и есть народное собрание, выбирающее консулов и прочих иерархов, включая и самое высшее лицо в Риме, то есть цензора. Это был человек, имевший право из списков сословий, начиная с сената, исключать людей за поведение, не достойное данного сословия.

— То есть высший моральный авторитет?

— Кандидат в цензоры должен в обязательном порядке пройти все ступени госуправления, включая и консульство, оставив по себе хорошую память. Звание цензора — это высшая почесть, какой можно было достичь в Риме. Все эти ветви власти складывались в сложную систему сдержек и противовесов, но и она со временем развалилась — как раз по той схеме, которую предсказал Аристотель, а именно: демократия переросла в охлократию и тут же столкнулась с сенатом. Консулы потеряли власть, которую перехватили полководцы, ставшие императорами.

— Даже эта система оказалась нестабильна?

— Причем принципиально нестабильна. И дело не в том, что люди плохие или институты негодные. Проблема в другом. Что такое вообще управление? Вот есть некая социум-система, которая живет тем, что преобразует информацию в полез

Новости партнеров

«Эксперт»
№48 (542) 25 декабря 2006
N48 (542) 25 декабря
Содержание:
Головоломка Мебиуса

Аналитики в один голос утверждают: в ближайшие два-три года рубль будет укрепляться. Настаивать на противоположном может только человек, выживший из ума. Но может быть, у него есть на это основания

Наука и технологии
На улице Правды
Реклама