Упрямый Буш

Даниил Соколов
22 января 2007, 00:00

Американский президент отказался вступить в переговоры по Ираку с теми, кого считает принципиальными врагами США

В своем телевизионном обращении к нации 10 января Джордж Буш впервые официально признал провал политики США в Ираке и обозначил контуры нового подхода. В течение двадцати минут из комнаты библиотеки Белого дома по всем федеральным американским каналам транслировалось послание президента к нации, в котором Буш впервые сделал несколько беспрецедентных заявлений. Президент США объявил о новом подходе к иракской проблеме, дав понять, что «необходим пересмотр стратегии в Ираке». Он также признал ошибки своей администрации и cвои собственные, заявив: «Что касается ошибок, то ответственность за них лежит на мне».

Хотя речь Буша была построена по схеме, характерной и для предыдущих выступлений (война в Ираке — форпост глобальной борьбы с терроризмом, а поражение приведет к катастрофическим последствиям), по своему смыслу его обращение стало большим политическим событием в США. Буш предложил серьезно измененную программу действий в Ираке, что уже само по себе сенсация.

Цена вопроса

Проблемы Ирака сегодня актуальны для американской политики как никогда. Ирак самым пагубным образом влияет на перспективы Республиканской партии. На прошедших ноябрьских выборах республиканцы впервые за последние 12 лет потерпели сокрушительное поражение, потеряв обе палаты конгресса. Рейтинг Джорджа Буша не поднимается выше 40% уже с начала его второго срока — состояние, близкое к политической смерти, почти всем его законодательным инициативам обеспечено сложное будущее. Главную причину такого положения дел лучше всего выразили лозунги победивших на выборах демократов: американский избиратель требует новой политики в Ираке.

С момента окончания выборов вокруг Белого дома серьезно обострилась борьба между различными политическими центрами и институтами, предлагающими свои рецепты улучшения ситуации. Последние два месяца конкурировали две основные концепции. Одна была представлена отчетом комиссии Бейкера-Гамильтона с целым рядом предложений, включая установку фиксированной даты вывода войск, диалог США с Ираном и Сирией и массу других рекомендаций, прохладно встреченных политиками в администрации Буша. Другая концепция содержалась в серии меморандумов, секретно подготовленных в недрах Пентагона и Совета национальной безопасности.

О чем говорил Буш и что ему советовали

Одним из камней преткновения в спорах стал вопрос об изменении численности американских войск в Ираке, составляющей сегодня около 132 тыс. человек. Буш, как и ожидалось, прислушался к рекомендациям аналитиков из Объединенного комитета начальников штабов и экспертов из консервативного мозгового центра Американского института предпринимательства. Он предложил увеличить число солдат на 21,5 тыс. для размещения 17,5 тыс. военных в Багдаде (вдвое больше, чем сегодня) и 4 тыс. — в центре суннитского сопротивления, провинции Анбар.

Другой вопрос заключался в дипломатических усилиях, которые необходимо приложить США. В своей речи Буш снова дистанцировался от предложений комиссии Бейкера-Гамильтона и четко дал понять, что настаивает на включении в процесс мирного восстановления Ирака только арабских союзников США в регионе. Но не Ирана и Сирии. «Иран оказывает материальную поддержку вооруженным группам, атакующим наши войска. Мы прекратим поступление потока помощи боевикам из Ирана и Сирии», — заявил Буш. Ни о каком дипломатическом прорыве в отношениях с этим странами в итоге не может быть и речи.

Между тем многие предложения Буша совпали с большинством рекомендаций. Например, американский президент заявил, что американское военное присутствие в Ираке вовсе не безгранично по времени и терпение по отношению к иракскому правительству — тоже. Подобный нажим на кабинет иракского премьер-министра Нури аль-Малики соответствует мнению большинства американских экспертов, считающих, что иракцам, а не американцам необходимо брать на себя бремя военных операций по борьбе с вооруженными группировками. Буш подчеркнул, что американским военным необходимо предоставить полную свободу действий в отношении вооруженных отрядов, в том числе и шиитских групп, лидером крупнейшей из которых является неприкасаемый Муктада аль-Садр, поддерживаемый премьер-министром Ирака. Кроме того, Буш рассчитывает, что иракское правительство выделит около 10 млрд долларов на развитие инфраструктуры и борьбу с безработицей, а также примет закон о более равномерном распределении доходов от нефти между всеми иракцами.

Трудности

 pic_text1 Фото: AP
Фото: AP

Как бы то ни было, около 61% американцев выступает против увеличения численности войск. Ободренные этим, демократы пугают республиканскую администрацию тем, что заблокируют поступление денежных средств — около 6,8 млрд долларов, необходимых для переброски войск и финансирования других проектов в Ираке. На сегодняшний день, замечают они, на иракскую кампанию уже потрачено от 300 до 400 млрд долларов. К концу десятилетия эта сумма может достигнуть 1 трлн. Через месяц Буш будет вынужден запросить у конгресса 100 млрд долларов на расходы в экстренных случаев, и основная часть их будет направлена на Ирак. Обозреватели не сомневаются, что демократы вряд ли осмелятся отказать Бушу в деньгах, так как это было бы политически губительно и выглядело бы как удар в спину американским военным в Ираке. Тем не менее всевозможных скандалов, расследований и непрекращающегося шквала критики Бушу не избежать.

В то же время еще более серьезная проблема для президента — это раскол в его собственной партии. Сторонников увеличения численности войск в том варианте, как предлагает Буш, не так уж много. Одни республиканцы выступают за гораздо больший уровень пополнения американского военного присутствия в Ираке — 20 тыс. солдат, считают они, не решат проблем. Другие настаивают на сокращении войск, предостерегая, что предложенная Бушем стратегия может привести к росту жертв среди американских солдат, отчуждению шиитских групп от иракского правительства и другим необратимым последствиям.

В целом же многие обозреватели сходятся на том, что речь Буша — это главная и, возможно, последняя попытка его команды переломить ситуацию в Ираке. Времени у нынешней республиканской администрации на серьезное улучшение ситуации — до осени этого года, когда начнется активная фаза президентской кампании. Если ничего кардинально не изменится, Республиканская партия может потерять Белый дом, а ее репутация навсегда останется запятнанной — как партии, во время правления которой была совершена чудовищная серия ошибок в Ираке. Не говоря уже о том, что на кону будущее внешней политики США и на Ближнем Востоке, и во всей Евразии.