Прощание с СССР

22 января 2007, 00:00

Редакционная статья

Российско-белорусский газовый, а затем и нефтяной конфликт трудно воспринять как цивилизованный развод. Крик стоял такой, что соседям впору уши затыкать, посуда билась целыми сервизами, ножами никто не орудовал, но сковородки в дело пошли почти сразу. За всеми этими криками и воплями понять что-либо по поводу содержательной стороны дела было очень непросто. Все спорили только о том, кто кого «прогнул» и насколько сильно.

При этом если абстрагироваться от всего этого шума и просто всмотреться в цифры подписанных договоров, то трудно не увидеть даже не компромисс, получившийся в результате войны, а вполне продуманный и просчитанный план мягкого и поэтапного выстраивания равноправных отношений между государствами. То есть буквально формулу цивилизованного развода. Причем тот факт, что Белоруссия после этих договоров даже не пересмотрела ни годовой бюджет, ни пятилетний план, говорит о том, что к такому или примерно такому результату там были давно готовы.

После развала СССР кроме долгов этого государства Россия взяла на себя также опеку над государствами, образовавшимися на постсоветском пространстве. В основе этой опеки были льготные условия поставок энергоносителей. Причем не только тем государствам, где не было своих источников, но даже тем, которые имели свои нефтяные и газовые месторождения (в частности, российский газ до нынешнего года поставлялся по льготным ценам в Азербайджан, который сегодня является газовым экспортером). Можно говорить о том, что Россия таким образом привязывала эти страны к себе, можно говорить, что через коррумпированные элиты соседних стран наши коррумпированные элиты осуществляли финансовые махинации с энергоносителями, можно говорить о братской помощи и ответственности за новых соседей, которую Россия единолично взвалила на свои плечи. Все это будет во многом верно. Но главное то, что во времена становления постсоветского пространства, когда бывшие советские республики были не более чем новообразованиями на карте мира, да и сама Россия не очень понимала, что она такое и зачем, другого варианта не было. Россия просто не смогла бы выжить, окруженная поясом хаоса и дестабилизации. Собственно, российские энергоносители были своего рода стержнем, на котором обустраивалась государственность бывших союзных республик.

Но это был именно переходный период, это была именно вынужденная политика, которая позволила всем нам выжить. Переходный период закончился, национально-государственное становление произошло, и волна цветных революций была только одним из проявлений новых реалий на постсоветском пространстве. В этих новых условиях российская энергетическая опека, по большому счету, стала тормозом, и не только для самой России, тратившей на эту опеку десятки миллиардов долларов, но и для мировой системы энергетической безопасности. Да и для самих постсоветских стран ситуация энергетической зависимости от России уже не отвечала их национальным интересам.

Та же Белоруссия, получавшая наибольшие преференции от России, использовала их весьма эффективно. Причем эти деньги пошли не только на стабилизацию авторитарного полусоветского режима. Российские преференции позволили Белоруссии построить полноценную транзитную сеть (качественные авто- и железные дороги), модернизировать многие производства, и их товары сегодня вполне конкурентоспособны в низших ценовых сегментах не только на российском рынке и рынке стран СНГ, но и на рынке ЕС.

Так что теперь эта страна вполне может осуществлять самостоятельную экономическую политику. И если административно-командная система, вполне эффективная при российских дотациях, окажется не столь эффективна в новой ситуации, то это уже проблемы белорусского руководства, да и время для перестройки у Белоруссии еще есть — переход на полноценную оплату энергоносителей будет постепенным и плавным — до 2011 года.

Впрочем, метафорой развода, пусть и цивилизованного, не стоит злоупотреблять. Экономические и геополитические интересы России на постсоветском пространстве сегодня едва ли не более актуальны, чем раньше. Да и связаны наши страны и экономики по-прежнему очень тесно. Только реализовывать их нужно уже в другой парадигме, в другой игре, где Россия выступает уже не как спонсор и энергетический донор, а как крупнейшая региональная держава. При этом, будучи спонсором, Россия никаких особых стратегических дивидендов не получила. Даже спасибо никто особенно не сказал. В той же Белоруссии, самой пророссийской из подопечных стран, образ России все последние годы выстраивался как однозначно негативный: у них там убийства, безобразия, олигархи и социальное неравенство, а у нас тишь, гладь и божья благодать. Неудивительно, что, по опросам, положительный образ России поддерживают только 10% белорусов.

Так что новая система взаимоотношений хоть и потребует куда более сложной игры, но имеет немало шансов оказаться значительно эффективнее для реализации российских национальных интересов.