Не только памятник

Политика
Москва, 05.02.2007
«Эксперт» №5 (546)
Чрезвычайный и полномочный посол Эстонской Республики в России Марина Кальюранд уверена, что у двух стран больше поводов для сотрудничества, чем для противостояния

Взаимоотношения России и Эстонии всегда были непростыми, но после принятия эстонским парламентом закона «О защите воинских захоронений» обострились до предела. Эстонские власти нашли настоящую болевую точку: оказалось, что покушение на историческую память россиян, на памятник погибшим в Великую Отечественную, ранит куда сильнее, чем, например, ограничение прав русскоязычных «неграждан». Даже представители партии власти нашли при обсуждении этого вопроса общий язык с думскими оппозиционерами, возможно, впервые в новейшей истории России.

Учитывая степень общественного интереса к теме, «Эксперт» просто не мог не пригласить на онлайн-интервью чрезвычайного и полномочного посла Эстонской Республики в РФ г-жу Марину Кальюранд. Приглашение было принято, что свидетельствует, помимо прочего, и об изрядной смелости г-жи Кальюранд: жанр онлайн-интервью предполагает, что вопросы задаются не профессиональными журналистами, а посетителями сайта Expert.Ru — естественно, накал страстей при этом выше, а о пределах политкорректности никто не вспоминает. Кстати, открытость вообще свойственна Марине Кальюранд. В отличие от коллег, представлявших Эстонию в России прежде, она не пренебрегает ни одной возможностью, чтобы если не защитить, то хотя бы изложить позицию своей страны. Прекрасно при этом понимая, что на позитивную реакцию рассчитывать не стоит.

Впрочем, опасения оказались преувеличенными: вопросы в основном формулировались аккуратно и касались не только конфликта в отношениях двух стран, но и тем вполне нейтральных — от роста эстонской экономики до перспектив туризма.

Г-жа Кальюранд не смогла ответить на все вопросы и предложила свести их к четырем основным темам: внешняя политика Эстонии, положение неграждан, позиция по поводу «советской оккупации» и, естественно, ситуация, возникшая после принятия закона «О защите воинских захоронений».

Посол — лицо официальное. Естественно, это оказывает влияние на характер ответов: касаясь наиболее острых тем, г-жа Кальюранд излагала точку зрения эстонских властей. Несмотря на обилие публикаций о российско-эстонских отношениях, появившихся в последнее время, эта точка зрения в российских СМИ практически не была представлена. А потому тем более важно услышать ее из первых рук.

1. Марина, почему вы так долго отказывались от этого интервью? Вам есть что скрывать? И второй вопрос: где, на ваш взгляд, живется лучше — в России или в Эстонии? А кроме того, в Москве или в Таллине?

— Я хотела бы поблагодарить «Эксперт» за приглашение прийти и ответить на вопросы читателей. Я отозвалась на приглашение сразу, как только представилась возможность. Вопросов много, это показывает, что есть интерес, и я буду с интересом отвечать на заданные вопросы.

Второй вопрос — очень сложный. Моя родина Эстония — для меня лучшее место, где я могла бы жить. Но работа такая — приходится много находиться за границей, и я стараюсь находить интересное в каждой стране. И Москву, и Россию тоже пытаюсь хорошо узнать и понять.

2. Госпожа посол, скажите, пож

Новости партнеров

«Эксперт»
№5 (546) 5 февраля 2007
Мировая война
Содержание:
Диспозиция Армагеддона

Соединенные Штаты отказались от переговоров с Ираном и наращивают давление на Тегеран. Шансов на предотвращение большой войны становится все меньше

Обзор почты
Реклама