Крах баловня судьбы

Иван Рубанов
5 февраля 2007, 00:00

Холдинг «Русснефть» за четыре года вырос до одной из крупнейших российских нефтяных компаний. Атака на предприятие — следствие не экономической, а политической борьбы

Нефтяная компания «Русснефть» в конце января подверглась проверкам органов внутренних дел. Пресс-служба следственного комитета МВД России сообщила, что в настоящее время проводится предварительное следствие по факту уклонения компании от уплаты налогов в особо крупном размере.

Некоторые обстоятельства указывают на серьезный характер претензий со стороны следователей. Эти претензии не стоит объяснять случайной резвостью отдельных сотрудников: работать по «Русснефти» начали еще осенью прошлого года, сейчас мы лишь видим яркий результат деятельности силовиков. По итогам проверки дочерних компаний — «Аганнефтегазгеологии», ЗАО «Нафта-Ульяновск» и ОАО «Ульяновскнефть» — еще в ноябре Генпрокуратура возбудила уголовные дела в отношении их руководителей и оценила доход, полученный в результате незаконных действий, в 300 млн долларов. По меркам бизнеса «Русснефти» сумма нешуточная. Для сравнения: выручка компании за 2005 году составила 2,36 млрд долларов. Весьма показательно, что, по заявлению пресс-службы следственного комитета от 23 января, дело дошло до обысков, а в числе лиц, допрошенных следствием, оказался глава компании Михаил Гуцериев. Прежде столь пристального внимания удостаивался лишь ЮКОС. В прессе даже появилась информация о том, что с Михаила Гуцериева взята подписка о невыезде, а следственные мероприятия уже распространились на другие структуры, владельцем которых он считается, в частности — на Русскую содовую компанию. Правда, в последней отметили, что работают в обычном режиме, а в пресс-службе самой «Русснефти» не смогли подтвердить или опровергнуть существование подписки о невыезде.

За несколько лет, прошедших с начала «дела ЮКОСа», налоговые претензии регулярно выдвигались почти всем крупным российским нефтегазовым компаниям, однако затем они обычно «урезались» и ни для одного предприятия не переросли в серьезную проблему. Но в этот раз, похоже, «Русснефть» удостоится куда более пристального внимания. Вероятно, компанию ждут большие перемены.

Из грязи в князи

Надо сказать, что за свою короткую историю существования «Русснефть» не просто не испытывала проблем, а являлась прямо-таки баловнем судьбы. Она была основана в 2002 году — после приобретения Романом Абрамовичем «Славнефти», которую возглавлял Михаил Гуцериев. Последний со скандалом покинул компанию, заодно прихватив с собой сравнительно небольшой ее осколок — «Варьеганефть». Всего за несколько лет на базе небольшого актива с добычей в 1,5 млн тонн ему удалось создать крупную диверсифицированную нефтяную компанию (см. график 1) с немалыми амбициями: Гуцериев заявлял о планах в течение нескольких лет довести добычу до 70–80 млн тонн и занять место среди лидеров российской нефтянки.

Стремительный рост «Русснефти» поражал воображение: за четыре года ее обороты выросли в 20 раз (см. график 2). На свои средства «Русснефть» так быстро развиваться не могла. «Считается, что в финансовом плане Гуцериеву активно помогал известный мировой трейдер — Glencore, который покровительствовал компании и взамен получал возможность на выгодных условиях торговать ее продукцией», — отмечает аналитик ИК «Брокеркредитсервис» Максим Шеин. Однако даже такого серьезного финансового партнера для быстрого роста было бы явно недостаточно. Далеко не секрет, что в нашей стране многие бизнесмены с большими деньгами не могут приобрести сладкие нефтяные активы, которые, за редким исключением, всегда попадают в руки «нужных» людей.

До последнего времени считалось, что у «Русснефти» есть очень влиятельные покровители из силовых структур, которые избавляли компанию от всех проблем.

Ранее «Русснефть» не просто не испытывала проблем, а выглядела прямо-таки баловнем судьбы

«Пару лет назад она по всей Москве развесила плакаты “«ЛУКойл», руки прочь от «Геойлбента»!”, чтобы воспрепятствовать поглощению этой компании. Алекперов (глава “ЛУКойла”. — «Эксперт») писал письма с жалобой на “Русснефть” лично Владимиру Путину и генеральному прокурору, но никаких последствий для компании не было — это о многом говорит, — отмечает аналитик Альфа-банка Константин Батунин. — Приобретенные “Русснефтью” активы переставали показывать прибыль и быстро становились убыточными. Можно предположить, что материнская компания вводила жесточайший режим трансфертного ценообразования по образу и подобию “схем” начала девяностых годов. Видимо, она не боялась так поступать».

Действительно, в последние годы нефтедобыча для многих «дочек» «Русснефти», по официальным отчетностям, зачастую оказывалась убыточной, несмотря на высочайшую стоимость углеводородов (см. таблицу).

Из князи в грязи

Но уж если очень влиятельные защитники у «Русснефти» были, отчего же ей так нездоровится в последние месяцы?

По мнению ряда авторитетных российских отраслевых специалистов, «Русснефть» могла пострадать из-за того, что перешла дорогу своему еще более влиятельному «коллеге» — «Роснефти». Действительно, быстрорастущая компания г-на Гуцериева умудрилась по экстремально низким ценам приобрести несколько привлекательных активов ЮКОСа в Томской области и других регионах, в то время как на активы империи Ходорковского уже положил глаз холдинг г-на Богданчикова (см., например, «Съесть ЮКОС заживо» в № 11 «Эксперта» за 2006 год). Впрочем, нам эта версия все же кажется не совсем логичной: между перехватом юкосовских активов «Русснефтью» и началом следственных мероприятий в отношении ее прошло довольно длительное время, да и саму «Русснефть» многие ассоциируют с теми же силовыми органами и политическими фигурами, к которым традиционно близок глава «Роснефти» Сергей Богданчиков. «Очень показательно, что делом “Русснефти” в отличие от похожих предыдущих случаев занялась не Генпрокуратура, не налоговая, а следственный комитет при МВД», — отметил один из опрошенных нами аналитиков.

Несколько наших компетентных источников высказали соображения, указывающие на другую версию. В настоящее время происходит ослабление влиятельной группы лиц, представляющих часть силовых структур. Причиной такого ослабления может быть передел сфер влияния, например, с целью выравнивания веса разных властных групп. Если это так, нынешние разбирательства вокруг «Русснефти» могут быть предвестником куда более масштабных событий в разных сферах российской экономики и политики. О том, кто может оказаться потенциальным «бенефициаром» разбирательств вокруг нефтяной компании, пока можно только гадать.