Письма читателей

19 февраля 2007, 00:00

Комментарии читателей к статьям «Трагико медиа» и «Бюрократизация политики»

Трагико медиа

2007, № 6 (547)

Мое личное мнение: когда кто-то говорит: «В мире есть только два типа людей: или лохи, или те, кто ими управляет», да еще и (иногда) прибавляет при этом: «А кем хочешь быть ты?» — это верный признак того, что сам человек, который это говорит, себя считает именно тем, кто лохами управляет. Это, знаете, безошибочный способ определить лохотронщика, в более широком смысле — мошенника: если он ограничивает тебе выбор, оставляя лишь конечный (и строго им перечисляемый) набор альтернатив.

Я вот верю в иное: в мире есть не только овцы и волки, но и собаки, и кошки, и пастухи, и много кто еще. И если на среднестатистической поляне больше всего из перечисленного именно овец, а на втором месте — волков, то это вовсе не означает, что у людей есть возможность выбирать лишь между этими двумя типами.

Тут вот господин Минаев говорил об отвращении, которое он испытывает, стоя на Курском вокзале перед картонкой лохотронщика. Позволю себе два комментария. Во-первых, к обычным и честным лохотронщикам (позволю себе этот оксюморон) я лично никакого отвращения не испытываю. Потому что — как сказал сам уважаемый господин Минаев — всегда могу уйти. И потом, тут все понятно как раз. Сам как-то однажды сыграл — исключительно ради эксперимента. Проиграл, кажется, рублей двадцать. Просто посмотреть, как это происходит: может, чего-то все-таки замечу... Скорее, тут аналогия потребна с карточным шулером. Который прикидывается обычным путешественником, например. А лохотронщик с шариками и стаканами или даже с иными приспособлениями — это вещь вполне предсказуемая. Без всякого обмана — если, конечно, сам себя обмануть не захочешь.

Во-вторых, я всегда испытывал глубочайшее отвращение скорее к тем, кто намеренно пытается ограничить набор альтернатив. Собственно, именно о таких людях и написана эта новая книга. Конечно, это нехорошие люди. И конечно, те, кто позволяет промывать себе мозги, сами виноваты. Но мне кажется, что уважаемый автор сам, самим фактом написания такой книги под лозунгом «все или лохи, или те, кто ими управляет» попадает в категорию тех деятелей, к которым и высказывает отвращение в собственной книге.

Если бы господин Минаев был тут, я бы обязательно задал ему вопрос: «А не кажется ли вам, что по себе людей не судят?» И я думаю, что господин Минаев, если бы вдруг счел нужным ответить, начал бы отвечать: неважно, да, нет или там затрудняюсь ответить — от имени того, кто управляет другими. Как говорится, на воре и шапка горит. Потому что я мог ведь задать вопрос, имея в виду не лохотронщика, а лоха. Но я сомневаюсь, очень сомневаюсь, что господину Минаеву — самостоятельно, без подсказки — пришла бы в голову такая мысль.

Кстати, о происхождении всего этого. Никто не читал случайно «Thank you for smoking»? Именно книгу — фильм, я думаю, посмотрели многие. Так вот, стиль господина Минаева в «Media Sapiens» — я тут на днях ее купил и как раз прочитал всю — сильно мне напоминает это новое модное направление, представленное, в частности, указанной американской книгой.

Только, на мой взгляд, «Thank you for smoking» написана намного лучше — это раз и намного более нейтрально — это два. Тут никто никому ничего не навязывает, тут простое повествование. В отличие от того же «Media Sapiens». Но вот по самой задумке, по теме и по способу ее освещения, на мой взгляд, Минаев просто содрал у других. Теперь, когда я прочитал «Media Sapiens», я утвердился в этом мнении. Так что не только господин Дроздиков Геббельса переиначивает, еще и сам Минаев на этом поприще подвизался.

Александр Сергеевич Полыгалов

 

Многоуважаемый господин Минаев, по всей видимости, верит в те штампы, которые озвучивает. И в то, что медиа правят миром лохов. Самое забавное, что система массмедиа, замкнутая сама на себя (продуцирующая все, от чернухи до гламура включительно) в первую очередь действует не на объект воздействия (простые люди), а на субъект воздействия (на пиарщиков). А простому человеку обычно много не надо. И думать он, как правило, не разучился, в отличие, скажем, от «творческой интеллигенции», которая уже пятнадцать лет все никак не может внятно сформулировать русскую национальную идею. Впрочем, гораздо лучше меня про все это сказал К. Льюис в «Мерзейшей мощи».

Кроме того, важно не то, что показывают. Важно то, что действительно происходит. Объективная реальность — штука жесткая и по солипсизму работников массмедиа бьет иной раз очень жестоко: как советские танки в 1945-м. И супротив голода, военных действий, перебоев с поставками электроэнергии массмедиа бессильны. Интересно, а доктор Геббельс в 1944 году верил в тот бред, который выпекало его ведомство?

Игорь Александрович Нефедоров

 

Бюрократизация политики

2007, № 6 (547)

Политическое строительство последнего времени привело к созданию партийной системы, состоящей из двух ключевых, структурообразующих партий, и очень напоминает собой повторение пути, пройденного Соединенными Штатами Америки до нас.

В связи с этим возникает мысль, что США переезжают к нам. Или мы начали постепенно превращаться в них.

Но насколько это нам необходимо? В части благоприобретенного опыта — абсолютно. Безусловно и безоговорочно.

Очевидно, что активное брожение умов благополучно завершилось. Люди хотят нормально жить — работать, отдыхать, ездить в другие страны и растить детей.

Общество будет устойчивым, если его политическая система стабильна.

При этом верховная власть, преданность которой служит залогом существования обеих конкурирующих партий, будет существовать не один год, а гораздо дольше.

Новый президент должен эффективно, т. е. во благо России пользоваться системой власти, созданной предыдущим президентом.

В данном случае глупо тратить силы и нервы страны на то, чтобы вместо путинской системы власти создать систему, аналогичную ей.

Нам что, больше нечем заниматься? Работать надо, а не революции изобретать.

Они, как главная российская забава, должны навсегда остаться в прошлом — в ХХ веке.

Политическая система не должна быть рыхлой. Она в условиях нашей страны — с большими размерами ее территории и необходимостью реализации государственной воли, крепко привязанная к исполнительной власти — скорее всего не может быть другой.

Такое положение, с возможными издержками, позволяет решать масштабные задачи.

Мнение о том, что политическая и исполнительная власти не могут быть абсолютно эквивалентны друг другу, не является бесспорным.

Дело в том, что в настоящее время исполнительная и экономическая власти свободно сообщаются между собой, перетекают одна в другую, а политика — это концентрированное выражение экономики. И все это находится в диффузии, перемешивается.

Следовательно, партийная система уже готова к содержательной работе с новым президентом.

Предполагаемое несоответствие потребностей новой исполнительной власти и возможностей парламента — это рабочий момент. Кризиса партий не будет.

Вежливый снайпер

 

Одна тема абсолютно отсутствует в статье, хотя ее обсуждение прояснит многое, а именно тема «преемственности».

Преемственность — что это такое в российских современных условиях? Это когда все знают, кто будет следующим лидером, еще до выборов? Или когда «верхи» и «низы» как были на своих местах, так и остаются? Или когда есть некая негласная общественная договоренность, что такие-то и такие-то социальные институты и политические решения сохраняют свою действенность после смены власти?

Две «партии власти» как раз и призваны обеспечить преемственность. Только пока непонятно, преемственность чего. Престолонаследия преемника? Или установившееся в России разделение на богатых и бедных, правителей и управляемых? А может все же — мечты-мечты! — преемственность курса «суверенной демократизации»?

Влад Иваненко