Без шансов на проигрыш

Максим Рубченко
19 февраля 2007, 00:00

Министерство финансов предложило снизить налог на добавленную стоимость. Но обставило свою инициативу условиями, которые вряд ли могут быть приняты

Заседание правительственной комиссии по бюджетным проектировкам, состоявшееся 13 февраля, ознаменовалось сюрпризом со стороны Министерства финансов. Глава Минфина Алексей Кудрин заявил о готовности представить правительству предложения о снижении с 2009 года налога на добавленную стоимость (НДС) с нынешних 18 до 15%.

Заявление Кудрина стало большой неожиданностью для членов комиссии, возглавляемой премьер-министром Михаилом Фрадковым. Но лишь потому, что в подготовленных ведомством Кудрина к заседанию Основных направлениях налоговой политики на 2008–2010 годы ничего подобного не предусматривалось. Напротив, этот документ декларирует отказ от снижения налогов и ставит целью ужесточение правил их сбора. Мало того, представители Министерства финансов неоднократно заявляли, в том числе и совсем недавно, что Минфин не считает нужным в обозримом будущем снижать ставку НДС или заменять его на налог с продаж.

Так что сюрприз удался. Хотя на самом деле ничего нового в заявлении Кудрина нет. Достаточно вспомнить, что, когда в 2004–2005 годах премьер Михаил Фрадков активно продвигал идею снижения НДС до 13%, Кудрин неизменно заявлял, что снижение в принципе возможно, но лишь до 15%, не ранее 2009 года и при условии отмены льготной десятипроцентной ставки и всех иных льгот по этому налогу. Так что удивляться надо не самой инициативе, а тому, что «железный Леша» сам вспомнил о своих планах по снижению НДС тогда, когда от него этого уже перестали требовать и ждать.

Объяснений такого поворота событий может быть несколько. Во-первых, как известно, 6 февраля на встрече Владимира Путина с предпринимателями президент призвал бизнес активнее развивать перерабатывающие отрасли промышленности. Бизнесмены в ответ заявили, что непременным условием диверсификации экономики должно стать снижение НДС до 10%. Вполне возможно, что Кудрин счел за благо уступить в малом, пока его не заставили пойти на большие жертвы.

Во-вторых, в последнее время Минфину уже пришлось пойти на ряд уступок по НДС. В частности, 25 января правительство одобрило и 1 февраля внесло в Госдуму проект закона «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса РФ в части формирования благоприятных налоговых условий для финансирования инновационной деятельности». Этим документом предусмотрено, в частности, предоставление льготы в виде освобождения от НДС услуг по передаче патентов и лицензий, связанных с объектами интеллектуальной собственности, и определяется перечень освобождаемых от налогообложения научно-технических и опытно-конструкторских работ по созданию новой или усовершенствованию производимой продукции. Мало того, накануне упомянутого заседания правительственной комиссии по бюджетным проектировкам член комитета по бюджету Совета Федерации Игорь Пушкарев заявил, что сенаторы при обсуждении трехлетнего бюджета «будут настаивать на принятии своих предложений», в частности об освобождении от уплаты НДС ввозимого в страну производственного оборудования, не имеющего аналогов в России. Очевидно, что кудринский план «снижение ставки в обмен на ликвидацию всех льгот» сводит эти инициативы к нулю.

В-третьих, в последнее время все большую популярность приобретает идея об отмене НДС вообще и замене его на региональный налог с продаж (НСП). В частности, за нее активно выступают представители регионов, недовольные тем, что сегодня основная масса бюджетных ресурсов концентрируется в Москве. Немало сторонников замены НДС на НСП и среди предпринимателей, специалистов-налоговиков и даже высокопоставленных госчиновников. Они указывают на главную проблему НДС в России — неотлаженность механизма возврата налога экспортерам. Глава Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин на встрече с президентом прямо заявил, что сегодня «сто процентов возврата НДС идет через суды». При этом очевидно растут объемы мошенничества с возвратом налога: как сообщает Федеральная налоговая служба, в 2006 году поступления в бюджет от НДС увеличились всего на 2,4% по сравнению с прошлым годом, а объем возврата налога при этом вырос на 30%.

Министерство финансов, правда, уверяет, что масштаб проблемы преувеличен, и значительного роста махинаций с возвратом НДС не наблюдается. Гигантское несоответствие между объемами поступления и возврата НДС подчиненные Алексея Кудрина объясняют тем, что с 2006 года в ускоренном порядке стали предоставляться вычеты по НДС при капитальном строительстве, что и привело к снижению поступления налога.

В дальнейшем проблему с мошенничествами при возврате налога Минфин собирается решать через введение с 1 января 2008 года обязательной регистрации налогоплательщиков НДС. Об этом тоже говорится в проекте Основных направлений налоговой политики на 2008–2010 годы. Зарегистрированным лицам присвоят отдельные идентификационные номера, которые в обязательном порядке будут указываться на счете-фактуре. Это, по мнению чиновников Минфина, позволит выявлять фирмы-однодневки, созданные специально для махинаций с возвратом НДС. Однако довольно трудно поверить в то, что многомиллиардный криминальный бизнес по мошенническому возврату НДС можно ликвидировать таким немудреным способом. Так что кудринская инициатива о снижении ставки НДС может оказаться весьма полезной и своевременной и поможет ослабить накал критики в адрес этого налога и избавить Минфин от угрозы радикальной перекройки российской налоговой системы.

И последнее (отнюдь, впрочем, не по значимости), объяснение кудринской инициативы: Минфин значительно увеличил требования о размере «компенсации» за снижение ставки налога на добавленную стоимость. Теперь кроме отмены льготной ставки налога и вообще всех льгот по НДС Алексей Кудрин требует «адекватного» увеличения налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В цифрах это выгладит так. Потери бюджета от сокращения ставки НДС с 18 до 15% Минфин оценивает более чем в 350 млрд руб. С учетом того что в 2006 году сборы НДПИ составили 1162,3 млрд рублей, речь может идти о повышении налоговой нагрузки на сырьевиков примерно на треть. Причем львиная доля этого утяжеления должна лечь на «Газпром», поскольку ставки НДПИ для него в пересчете на добычу условного топлива сегодня почти в десять раз ниже, чем для нефтяников.

Понятно, что газовый монополист будет сопротивляться кудринским новациям с полным напряжением всех своих немалых сил. И в этой борьбе «Газпром» будет не одинок. Против инициатив Минфина уже выступили вице-премьер Александр Жуков, который считает, что сокращение НДС до 15% c учетом ликвидации всех льгот и льготной 10-процентной ставки НДС снижением налоговой нагрузки на деле не является, а если учесть повышение НДПИ, то впору говорить о реальном увеличении налогового бремени. Глава Минсельхоза Алексей Гордеев возмущен предложением об отмене льготной ставки для сельхозпроизводителей, и заявляет, что «если выравнивать ставку НДС — то только по нижней, десятипроцентной границе».

Наконец, многие аналитики отмечают, что инициатива Кудрина очевидно повышает зависимость российского бюджета от НДПИ, то есть от конъюнктуры сырьевых рынков. А это прямо противоречит требованию президента о диверсификации экономики. С учетом всего этого кудринские предложения, скорее всего, будут зарезаны. И судя по всему, именно на это и рассчитывает глава Минфина.

Ведь отказ правительства и парламента от такой новации даст Минфину возможность зафиксировать свою нынешнюю бюджетно-налоговую политику в бюджете на 2008–2010 годы. Причем вина за отказ от «снижения налогового бремени» целиком ляжет на «Газпром», правительство, парламент etc., а Министерство финансов останется «белым и пушистым».

Но даже если случится чудо, и кудринские инициативы будут одобрены, Минфин в накладе не останется — увеличение поступлений по главному на сегодняшний день налогу (в 2006 году НДПИ дал 36,5% налоговых поступлений, НДС — 30,8%, остальные налоги — еще меньше) даст Кудрину, возможно, еще активнее наполнять финансовые закрома Родины. Во всяком случае, пока мировые цены на углеводороды не упадут.

Красотой этой кудринской комбинации можно было бы искренне восхищаться. Если бы только он был министром финансов какой-нибудь другой страны.