Бес достоверности

Культура
Москва, 19.02.2007
«Эксперт» №7 (548)
Документалистика становится способом преобразования отечественного кинематографа

В Москве открывается очередной, третий по счету фестиваль «Кинотеатр.doc». Разнообразных кинофестивалей у нас не счесть, и в чем смысл большей их части, мало кто понимает; «Кинотеатр.doc», при всей своей принципиальной негромкости, резко выделяется на этом фоне. Здесь ориентируются на новые имена — хоть это и не фестиваль дебютов; а главное, здесь пытаются создавать полигон для опробования нового способа взаимодействия кинематографа с реальностью. Несмотря на расширение doc, это вовсе не стандартный фестиваль документального кино — встречаются здесь и игровые фильмы, это отсыл к куда более раскрученному «Театру.doc», давно уже ставшему привычной театральной технологией.

В «Театре.doc» ставят пьесы, состоящие из записей реальных монологов реальных людей, из непридуманных, вычерпанных из жизни текстов. В «Кинотеатре.doc», разумеется, приходится имитировать жизнь более изощренным образом. Вооруженный видеокамерой режиссер, он же, как правило, и оператор, своеобразным батискафом погружается в толщу действительности, вылавливая из нее богатый улов. Камера неловко ерзает по лицам героев, монтаж неряшлив и телевизионен, звук грязен, реплики порой различимы; кино пытается превратиться в замочную скважину, сквозь которую зритель подглядывает за чужой жизнью.

Кино вместо уголовного дела

Именно такие фильмы — основа программы нынешнего фестиваля. Валерия Гай-Германика, прославившаяся в прошлом году фильмом «Девочки» — где полчаса нам демонстрировали, как вполне среднестатистические юные обитательницы какой-то московской окраины пили — курили — ругались матом в подъезде, — на этот раз присутствует в конкурсе с фильмом, естественно, «Мальчики». Это уже не столь хаотическое, лишенное всякого подобия драматургии кино. Речь здесь идет о двух братьях из весьма неблагополучной семьи: довольно дикого вида мать пьет по-черному, отец, цыган в шляпе, живет отдельно. Детей — похоже, из-за материнского запоя — отвозят на временное содержание в интернат; они рвутся обратно домой и под конец туда действительно попадают — чтобы обнаружить дошедшую совсем уж до ручки мать. Младший брат рыдает, конец фильма. История, что и говорить, трагическая; но куда более шокирует другой конкурсный фильм — «Бес» Александра Малинина.

Бес — прозвище главного героя, бывшего уголовника, ныне живущего счастливой семейной жизнью. Он купает младенца Сашеньку, вытирает ей ножки, укачивает ее; учит пить чифир пасынка лет двенадцати (необыкновенно трогательная сцена); перерезает глотку собакам, поскольку пытается вылечиться от туберкулеза собачьим мясом (в самые критические моменты, впрочем, наступает спасительное затемнение). Наконец, договаривается с каким-то соседским пареньком об убийстве его отца — в обмен на мобильный телефон. Паренек конфузливо улыбается скрытой камере, подобострастно глядит на оставшегося за кадром Беса, пытаясь объяснить, за что же, собственно, надо пристрелить папашу — дерется, мол, когда напьется, ну и вообще, они никогда друг друга особо не любили.

По идее, конечно, зд

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (548) 19 февраля 2007
    Речь Путина
    Содержание:
    Ну кому это понравится?

    Российский президент объяснил Западу, что эпоха однополярного мира закончилась и что в новом мире Россия будет одним из основных игроков. Западу пора понять: если он хочет, чтобы Россия была его партнером, следует перестать игнорировать ее интересы

    Обзор почты
    Реклама