Остановить саранчу

Сергей Сумленный
19 февраля 2007, 00:00

Развитым странам необходимо разработать систему контроля за деятельностью хедж-фондов, поскольку крах даже одного или нескольких из них может привести к глобальному финансовому кризису. К такому выводу пришли министры финансов стран G7 на встрече, прошедшей в немецком Эссене

Министр финансов ФРГ Пеер Штайнбрюк может праздновать серьезную победу. До начала переговоров в Эссене мало кто верил, что немецкая делегация сможет добиться хоть какого-то отклика от своих англо-американских коллег на предложение разработать механизмы контроля за хеджевыми фондами. Хотя, выступая перед журналистами, Штайнбрюк настойчиво повторял, что «вопрос о хеджевых фондах рассматривался максимально взвешенно и без огульной критики», в итоговом заявлении министров недвусмысленно говорится: «В связи со значительным усилением хеджевых фондов мы должны быть бдительными, поскольку резкие колебания рынка и неупорядоченные движения нежелательны с точки зрения экономического роста».

Угроза в полтора триллиона долларов

Главный итог встречи в Эссене: министры финансов стран G7 поручили Форуму финансовой стабильности (FSF) в ближайшие три месяца подготовить доклад об угрозах, исходящих со стороны хедж-фондов. И уже на основе этого доклада будут разработаны механизмы законодательного регулирования работы этих фондов. Видимо, будут введены ограничения на соотношение заемного и собственного капитала для фондов, работающих на территории Евросоюза. Им будет предписано стать более открытыми и публиковать существенно больше информации о движении своего капитала — даже если это вызовет угрозу раскрытия конкурентами финансовых инноваций. Член правления Бундесбанка Эдгар Майстер уже заявил, что четко установленные сроки работы FSF — «обнадеживающий сигнал». По его словам, выработка механизмов контроля за финансовыми инвесторами «повысит стабильность финансовых рынков».

В новом докладе FSF будут пересмотрены положения аналогичного документа семилетней давности. Тогда на первое место среди угроз, исходящих от хеджевых фондов, FSF ставил создаваемые ими кредитные риски. Тот доклад появился под впечатлением краха американского фонда LTCM, вызвавшего в 1998 году обвал рынков развивающихся стран. LTCM потерял меньше чем за четыре месяца 4,6 млрд долларов — смертельный удар для компании, управлявшей активами на сумму более чем 100 млрд долларов при собственном капитале всего в 4 млрд долларов. Только энергичное вмешательство Федерального резерва США спасло тогда мировой финансовый рынок от масштабного кризиса.

Сегодня, по мнению министров финансов стран G7, к кредитным рисками прибавились новые угрозы, связанные с ростом влияния хедж-фондов на экономики развитых стран. В 2006 году в мире более 9 тысяч хеджевых фондов распоряжались средствами в объеме 1,4 трлн долларов. И поскольку вложение денег в хедж-фонды становится все более популярным инструментом работы на рынке, объем привлеченных ими средств постоянно растет.

Немецкая защита

Наибольшие опасения у правительств вызывает тот факт, что хедж-фонды работают практически анонимно и нацелены при этом на получение максимальной прибыли любой ценой. Особенно этого боятся немцы, чья экономика в последние годы подверглась настоящему нашествию хедж-фондов. Именно об этом еще в 2005 году заявлял тогдашний председатель СДПГ Франц Мюнтеферинг: «Многие финансовые инвесторы не задумываются о людях, чьи рабочие места они уничтожают. Они остаются анонимными, у них нет лица, они приходят на предприятие, как нашествие саранчи, объедают его и идут дальше. Мы боремся против такой формы капитализма».

Стандартная практика враждебного поглощения европейской компании иностранным хеджевым фондом выглядит следующим образом. Фонд привлекает заемный капитал под низкий процент, затем приобретает контрольный пакет акций компании, захватывает места в ее совете директоров и немедленно назначает внеочередные выплаты дивидендов по акциям, причем для их финансирования привлекаются значительные объемы кредитов. Параллельно с выводом капитала фонд пытается в кратчайшие сроки повысить рентабельность работы компании, проводя массовые сокращения персонала и вывод ее производственных мощностей в развивающиеся страны. В итоге всего за несколько лет такого владения процветающая компания может превратиться в выпотрошенного банкрота, обремененного огромными долгами (подробнее см. «Фонды-потрошители»).

Заявление Мюнтеферинга вызвало в Германии активную дискуссию, а «саранча» стала по итогам года одним из пяти наиболее часто употреблявшихся политиками слов. На стороне критиков хеджевых фондов выступил даже известный своими жесткими методами управления персоналом председатель совета директоров компании Porsche Венделин Видекинг, заявивший в интервью еженедельнику Spiegel: «Хеджевые фонды должны задать себе самокритичный вопрос: почему их сравнение с саранчой нашло отклик в душах стольких людей». Согласно опросам, проведенным в январе 2007 года Торгово-промышленной палатой Германии, опасения топ-менеджера Porsche разделяют 75% управленцев страны, рассматривающие возможное приобретение их компании финансовым инвестором как угрозу, которой необходимо противостоять.

Тем не менее, несмотря на сопротивление немецкого рынка, за прошедший год хеджевые фонды совершили приобретений на сумму 51 млрд евро. Это самый высокий показатель за всю историю страны, и большинство экспертов полагают, что в следующем году рекорд будет побит. Не исключено, что фонды даже смогут поглотить одну из компаний, входящих в индекс DAX. Так, последние несколько месяцев активно муссируются слухи о приобретении крупнейшего в Европе производителя полупроводников Infineon хеджевым фондом KKR. И хотя руководство концерна отрицает возможность поглощения, эксперты напоминают, что после приобретения ближайших конкурентов Infineon (Freescale и NXP) немецкий концерн вполне естественная цель для хищников.

Франкфурт-на-Майне