Полет дантиста

Дмитрий Глумсков
19 февраля 2007, 00:00

В Туркмении избран новый президент. То немногое, что известно о Гурбангулы Бердымухаммедове, не позволяет предположить, какими окажутся его экономические и политические приоритеты, а значит, выстраивание отношений с новым лидером республики может быть сопряжено с неожиданностями

Признаюсь, рекламные агитационные листы с изложением подробной биографии и предвыборных тезисов всех шести претендентов на пост президента Туркмении, освободившийся после внезапной кончины Сапармурата Ниязова 21 декабря прошлого года, особого интереса не вызывают. Прежде всего не впечатлил визуальный ряд: все кандидаты, одетые в неизбежно черные костюмы, строго глядели с портретов и изначально не располагали к доверию. Агитационные материалы тоже не задели за живое, авторам текстов явно не хватило не только драйва. Все обещания претендентов написаны как под копирку: дежурные слова про необходимость следовать курсу, проложенному великим Туркменбаши, с осторожными намеками на демократию и открытость внешнему миру. Третья причина, по которой изучение листовок я счел пустой тратой времени, — новый президент Туркмении стал известен еще полтора месяца назад, а выборы 11 февраля лишь законодательно закрепили его статус.

Итак, вторым после Ниязова, правившего Туркменией 20 лет, президентом республики стал 49-летний Гурбангулы Бердымухаммедов. Именно от его воли отныне зависит все, включая преемственность по уже заключенным контрактам на поставку газа и взаимоотношения со стратегическими партнерами.

Стремительный карьерный рост Бердымухаммедова — пример удачного сочетания типичной в Азии преданности и умения никогда не показать, что ты умнее своего начальника. Стоматолог по образованию, Гурбангулы Бердымухаммедов вошел в ближний круг Сапармурата Ниязова в 90-е годы, став его личным дантистом. В дальнейшем он постепенно поднимался по карьерной лестнице и последние пять лет (небывалый случай для туркменской политики, где члены правительства, как правило, попадали в опалу уже через полгода-год после своего назначения) был вице-премьером и по совместительству — министром здравоохранения.

Само по себе поразительное политическое долгожительство не позволяло Бердымухаммедову рассчитывать на высший государственный пост. Однако дальнейшие события показали, что в туркменской внутренней политике все не так просто. Неожиданно для внешнего наблюдателя Бердымухаммедов назначил себя руководителем похорон своего учителя, а, по некоторым данным, и своего отца (в Ашхабаде ходит слух, что он — внебрачный сын Туркменбаши; сходство и в самом деле поразительное), а затем инициировал уголовное дело против спикера парламента Овесгельды Атаева. По действующей конституции Атаев должен был возглавить страну в переходный период после смерти президента — в результате эти функции взял на себя Бердымухаммедов.

В самом конце прошлого года спешно переписали основной закон страны, чтобы разрешить и. о. президента Бердымухаммедову баллотироваться на высший пост. 11 февраля на избирательные участки пришло, по данным туркменского центризбиркома, 99% избирателей. Независимые наблюдатели назвали выборы спектаклем, но это мало что изменит — Туркмения получила нового президента, которого внешний мир не знает. Говорят, что новый глава республики — креатура Акмурада Реджепова, начальника личной охраны Сапармурата Ниязова, пользующийся огромным авторитетом в силовых структурах Туркмении (его еще при жизни Туркменбаши звали «серым кардиналом»).

Основной интерес России в Туркмении — природный газ. Экспорт туркменского газа завязан на российские трубопроводы, а основным покупателем является «Газпром». Так что можно надеяться: труба гарантирует России сохранность как минимум нынешних позиций. К тому же Ниязов заключил договор с украинским «Нафтогазом», и эти поставки будут осуществляться через Россию. Другого пути пока нет.

Договор между Туркменией и Россией о сотрудничестве в газовой отрасли действует до 2028 года. Туркменбаши несколько раз заставлял Россию согласиться на повышение цены за газ, но от сотрудничества не отказывался. Последний из подписанных документов предполагал продажу «Газпрому» 50 млрд кубометров ежегодно по цене 100 долларов за тысячу кубометров в 2007–2009 годах. И новый глава республики пока намерен выполнить обязательства своего преемника. «Пусть иностранные потребители наших нефти и газа не беспокоятся — Туркмения будет строго соблюдать взятые обязательства, и никакие события не смогут повлиять на наши поставки», — заявил Бердымухаммедов еще до официального избрания на президентский пост.

И все же есть опасение, что Туркмения не сможет выполнить свои обязательства. И не потому, что «Газпром» договаривался с Сапармуратом Ниязовым, а теперь решения будет принимать другой человек, у которого соблазн навязать новые правила игры вопреки всем его заявлениям может возобладать. Просто сведения о гигантских энергетических запасах Туркмении, кроме слов господина Ниязова, ничто не подтверждает. В прошлом году, 2 ноября, он, например, известил мир об открытии Иолотаньского газового месторождения, разведанные запасы которого составляют 7 трлн кубометров. Вот только научно обоснованных доказательств правительство Туркмении до сих пор не представило, равно как и не позволило пока провести независимый аудит всех своих газовых запасов.

Так или иначе, то обстоятельство, что о внешнеполитических и экономических воззрениях туркменского лидера мы можем судить лишь по его предвыборным заявлениям, сводит на нет все попытки прогнозировать дальнейшее развитие событий в этой центральноазиатской стране.

Алма-Ата