Мне тоже дайте взятку!

Экономика и финансы
Москва, 26.02.2007
«Эксперт» №8 (549)
Полторы тысячи чиновников ЦБ сегодня являются акционерами поднадзорных коммерческих банковских структур. Похоже, скоро банкам придется включать в число акционеров еще и чиновников Федеральной службы по финансовому мониторингу

Назначенные на 20 февраля парламентские слушания по теме с уныло-бюрократическим названием «Соответствие нормативного регулирования и практики осуществления Банком России банковского надзора основным положениям федерального законодательства» представители банковского сообщества ждали с нетерпением и интересом. Поскольку запланированы эти слушания были после публикации первого из так называемых писем Френкеля. В нем, как и в двух последующих, банкир, обвиняемый в убийстве первого зампреда ЦБ Андрея Козлова, фактически обвинил чиновников Центробанка в произволе и коррупции при приеме банков в систему страхования вкладов, а также при выдаче и отзыве банковских лицензий.

Одни банкиры ждали, что Центробанку будет дан бой. Другие скептически предрекали пустую говорильню: мол, поговорят, разойдутся, и ничего не изменится. Похоже, ко второму варианту склонялись и чиновники ЦБ. Председатель Банка России Сергей Игнатьев в своем выступлении дежурно напомнил о размахе «обнального бизнеса» в стране и опасности, которую обналичка представляет для экономики. «Общий объем фиктивных финансовых операций в РФ, в том числе по обналичиванию денежных средств и переводу денежных средств нерезидентам, составляет полтора-два триллиона рублей в год, — сообщил глава Центробанка. — Фиктивные операции — это такие банковские операции, когда заявленная цель не соответствует действительности. Наиболее известный вид фиктивной операции — обналичивание денежных средств на выплату, например, зарплаты в конверте, на взятки чиновникам, откаты менеджерам крупных компаний. Другой вид фиктивных операций — это перевод на счета иностранных компаний, зарегистрированных в офшорах. Объем фиктивных операций, по моим осторожным оценкам, составляет 50–80 миллиардов рублей в месяц, а по переводу средств нерезидентам — 3–4 миллиарда долларов в месяц. Потери бюджета от фиктивных операций составляют от 500 до 800 миллиардов рублей в год». Вместе с тем Сергей Игнатьев признал, что «антиотмывочное» законодательство требует доработки, в частности, «требуют большей конкретики основания для отзыва лицензий».

Однако основные проблемы борьбы с отмыванием денег, по убеждению главы Центробанка, лежат в сферах, неподконтрольных Банку России. «Спрос на отмывочные услуги банков будет существовать до тех пор, пока будет что отмывать и кому отмывать, — заявил Сергей Игнатьев. — Федеральная налоговая служба ежедневно регистрирует две тысячи новых юрлиц, половина из которых, по признанию самих налоговиков, — это фирмы-однодневки, создаваемые в незаконных целях: для ухода от налогов, вывода средств за рубеж, отмывания. Такие фирмы регистрируются уже просто внаглую: например, в одном из сибирских городов конченый наркоман оказался руководителем 124 фирм и учредителем еще 84. МВД и Федеральная иммиграционная служба уже много лет не соберутся составить базу недействительных паспортов. А крайними в итоге оказываются Банк России и коммерческие банки».

Справедливые обвинения

Однако ссылки на «объективные трудности» не на

Новости партнеров

«Эксперт»
№8 (549) 26 февраля 2007
Банк развития
Содержание:
Шанс не зарыть деньги

Идея создания в России полноценного банка развития, с которой год назад выступил Владимир Путин, близка к воплощению. В отличие от экспериментов 1990-х — начала 2000-х годов нынешняя попытка создать работающий институт развития имеет шансы на успех

Обзор почты
Реклама