Не сейчас, но обязательно

Юрий Рокс
26 февраля 2007, 00:00

Плохо взвешенные выступления некоторых видных западных политиков укрепили в грузинском руководстве уверенность, что официальное приглашение в НАТО поступит в Тбилиси не сегодня завтра

В Грузии побывала оценочная миссия НАТО, которая проинспектировала выполнение Тбилиси взятых перед альянсом обязательств по плану индивидуального партнерства с НАТО (IPAP) и интенсивного диалога (ID). Члены миссии поставили грузинским властям положительную оценку и сочли необходимым, учитывая настроения грузинского руководства, внести ясность в вопрос вступления страны в Североатлантический альянс. Раньше 2009 года ожидаемое в Тбилиси событие никак не произойдет, но и эта дата не гарантирована. Руководитель инспекции Фрэнк Болланд заявил в грузинской столице, что и нынешний, и будущий годы инспекционные группы будут оценивать готовность Грузии: «В 2009 году мы сможем лишь ответить на вопрос о реальности вступления страны в НАТО».

Преждевременная радость

Натовский инспектор помянул 2009 год не случайно. Дело в том, что последние несколько недель официальный Тбилиси охватила эйфория — там решили, что в самое ближайшее время НАТО перейдет к решающей фазе принятия Грузии в свои ряды по так называемому плану вступления в НАТО (MAP). И через пару лет можно уже заказывать авиабилеты в Брюссель на торжественное собрание, где Грузии выдадут членский билет.

Ажиотаж по поводу форсированного вступления в НАТО спровоцировал Яап де Хооп Схеффер, генеральный секретарь альянса. В своем выступлении на Мюнхенской конференции по безопасности он сказал, что свое 60-летие в 2009 году альянс может встретить с новыми членами: Македонией, Хорватией, а также Сербией, Украиной и Грузией, продолжающими работу в этом направлении.

Эти слова наложились на так называемый документ четырнадцати — законопроект, который незадолго до выступления г-на Схеффера протолкнули через сенат США 14 сенаторов. Среди них, в частности, Джон Маккейн, с подачи грузинского лидера Михаила Саакашвили считающийся в Грузии будущим президентом Америки, и один из главных лоббистов грузинских интересов Ричард Лугар. Законопроект предусматривает предоставление финансовой поддержки стремящимся вступить в НАТО Украине и Грузии.

В Тбилиси, привыкшем к благосклонности Вашингтона, эти два события восприняли как знак, что все произойдет стремительно. Брюсселю пришлось приложить немало усилий, чтобы охладить пыл грузинского руководства, которое еще несколько дней после выступления г-на Схеффера упорно делилось радостной вестью с народными массами и заезжими политиками.

Старательный ученик

Эксперт по военным вопросам Ираклий Аладашвили считает, что до сих пор Грузия в общем успешно справляется с поставленными НАТО задачами: «Мы неукоснительно придерживаемся условий, которые определены IPAP и ID. До недавнего времени серьезных замечаний у инспекторов НАТО к Грузии не возникало». Однако, несмотря на заметный прогресс в достижении стандартов, утвержденных в НАТО, работы еще очень много. По стандартам альянса подготовлено пока только две бригады и, согласно информации, размещенной на официальном сайте министерства обороны Грузии, идет подготовка третьей. Не до конца доведена структурная реформа министерства обороны и генерального штаба. Последний, кстати, уже преобразован в объединенный штаб. В него, по американскому образцу, вошли штабы всех родов войск: сухопутных, военно-морских, военно-воздушных и национальной гвардии.

От чрезмерного рвения или по каким-то иным далеко идущим соображениям грузинские власти даже уговорили Брюссель увеличить численность вооруженных сил республики. Некоторое время назад представители НАТО называли оптимальной для Грузии 20-тысячную армию. В Тбилиси сначала начали рьяно сокращать вооруженные силы, а потом вдруг оспорили рекомендации альянса. Сейчас в вооруженных силах Грузии служит почти 27 тыс. человек, а в ближайшее время их станет 28 тыс. По требованию альянса 618 человек из этого числа во главе с министром обороны — гражданские.

Своя рука владыка

«Однако вступление в НАТО подразумевает не только соответствие грузинской армии принятым стандартам. Добиться этого можно быстро. Членство в альянсе обставлено и некоторыми другими условиями», — говорит г-н Аладашвили. Главными из них, во всяком случае до последнего времени, считались отсутствие конфликтов на территории соискателя членства в НАТО и урегулирование отношений с соседями. У Грузии в этом плане беда. Отношения с Россией тбилисские власти загнали в зону «абсолютного холода». Договориться с отколовшимися Абхазией и Южной Осетией тоже не удается, а использовать силу — реформированные по натовскому образцу батальоны — против сепаратистов вроде бы Вашингтон запретил.

Обе проблемы настолько остры, что с некоторых пор грузинские власти смотрят на членство в НАТО как на способ моментального их решения. В Тбилиси уверены, что в этом случае Россия сразу пойдет на попятную. А с сепаратистами (об этом тбилисские политики вслух не говорят, но подразумевают) поступят, как с Сербией в 1999 году, когда натовская авиация заставила Белград капитулировать и прекратить военные действия против косовских сепаратистов.

Повторения такого сценария всерьез опасаются в Сухуми и Цхинвали, хотя там и понимают, что ситуация на Кавказе несколько отличается от того, что было в Сербии. И все же НАТО — слишком мощная структура, чтобы два небольших национально-территориальных образования могли быть спокойны за свой суверенитет. Волнует их, что Грузию действительно могут принять в НАТО очень быстро. Не случайно на Западе идеологически пытаются обосновать необязательность соблюдения принципа отсутствия у вступающих конфликтных ситуаций. Так, сенатор Ричард Лугар, представляя в сенате США «документ четырнадцати», предложил коллегам следующую трактовку ситуации с отколовшимися грузинскими автономиями. В его интерпретации Абхазия и Южная Осетия, которых поддерживает Россия, оказывают давление на Грузию, а потому приграничные претензии, которые формально мешают интеграции республики в альянс, отныне не должны служить преградой. «В данном случае действия России, а не Грузии мешают стремлениям Тбилиси вступить в НАТО», — заявил г-н Лугар.

И эта позиция, похоже, уже не только частное мнение сенатора. Аналогично высказался недавно министр иностранных дел Германии Франц Вальтер Штайнмайер, побывавший с визитом в Грузии, Азербайджане и Армении. «НАТО заинтересовано в том, чтобы на территории новых членов альянса не было конфликтов. Но это не означает, что наличие конфликтов может стать препятствием для вступления в альянс», — заявил он.

По мнению руководителя тбилисского Центра развития сотрудничества Пааты Закареишвили, Запад вполне может закрыть глаза на территориальные проблемы Грузии, настолько мощны его интересы на Южном Кавказе, становящемся грандиозным энергетическим и транспортным коридором Восток—Запад. НАТО может удовлетвориться тем, что в Тбилиси хотя бы не будут публично говорить о силовом решении конфликтов. Не случайно же Саакашвили попросили убрать одиозного министра обороны Ираклия Окруашвили, который будоражил мировую общественность своими воинственными речами. В Брюсселе, полагает политолог, пойдут даже на то, что какое-то время членство Грузии в НАТО никак не отразится на автономиях.

В общем, сейчас для непризнанных республик время становится критическим фактором. Его дефицит будет побуждать их к активизации внешнеполитических действий по легализации своего суверенитета. Одновременно Абхазия и Южная Осетия активизируют и некоторые практические мероприятия по отрыву своих экономик от Грузии. Южная Осетия, например, строит газопровод в сторону Северной Осетии и планирует приступить к сооружению высоковольтной линии электропередачи, которая соединит Цхинвали с российскими сетями. Что касается Абхазии, то и у нее забот немало. Взять хотя бы транспортное сообщение с Россией.

Впрочем, на приготовления автономий к независимости в Тбилиси смотрят одновременно и с опаской, и с некоторым пренебрежением. «Некоторые представители грузинской оппозиции считают, что вступление в альянс вызовет окончательное отторжение Абхазии и Южной Осетии от Грузии. Это не так, — говорит Пата Закареишвили. — США выступают гарантом территориальной целостности страны, которая определена в границах, включающих самопровозглашенные республики». «Косовские вариант» наоборот — иначе эти слова трактовать не нельзя.

Тбилиси