Это наша страна

Политика
Москва, 12.03.2007
«Эксперт» №10 (551)
«Марш несогласных» стал серьезным событием в общественной и политической жизни страны. И вовсе не только потому, что ознаменовался жесткими столкновениями демонстрантов с милицией. Он показал, что «несогласие» — удел не только кучки маргиналов, и совсем не обращать внимание на него уже невозможно

Накануне «Марша несогласных» в Петербурге большинство аналитиков сходились во мнении, что ждать от него особенно нечего: придет хорошо если тысяча человек, считая журналистов, помашут флагами, послушают зажигательные речи Каспарова и Касьянова, проскандируют что-нибудь против Путина и Матвиенко и разойдутся. Аналитики рассуждали, в общем, здраво — Каспаров и компания, вполне маргинальная, никакой популярностью не пользуются, — однако ошиблись.

Маргинальная оппозиция

Коалиция «Другая Россия», созданная прошлым летом как надпартийное объединение всех «несистемных» фигур — от Михаила Касьянова и Владимира Рыжкова до Виктора Анпилова и Эдуарда Лимонова, за полгода своего существования так и не превратилась в серьезную федеральную политическую силу. И сегодня остается по сути переименованным «Комитетом-2008» или «Объединенным гражданским фронтом», тем более что возглавляющий эти две организации Гарри Каспаров очень быстро при формальной коллегиальности руководства «Другой Россией» стал фактически и ее единоличным лидером.

За эти полгода единственным (кроме бесконечных заседаний координационного совета, главный результат которых — самоустранение Владимира Рыжкова и Ирины Хакамады от участия в «Другой России») достижением коалиции стал формат «Марша несогласных» — большой демонстрации с участием всех входящих в коалицию сил без каких бы то ни было конкретных лозунгов, кроме строчки «Будет весело и страшно» из песни панк-группы «Черный Лукич». На первом «Марше несогласных» в Москве в середине декабря, впрочем, ни весело, ни страшно не было — не получив разрешения на шествие по Тверской и помитинговав у памятника Маяковскому на Триумфальной площади, «несогласные» (не более трети из полутора тысяч демонстрантов) прорвали символическое оцепление ОМОНа на 1-й Брестской улице, прошли по ней с флагами и мирно разошлись по домам. Бессмысленность московской акции и несоразмерность ее реального масштаба пиаровскому шуму позволили прокремлевским СМИ (включая федеральные телеканалы), вопреки обыкновению, подробно осветить это мероприятие, вволю поиздевавшись и над сочетанием несочетаемых ораторов, и над общей беспомощностью вождей «Другой России», прежде всего Михаила Касьянова, уехавшего с марша, не дожидаясь, пока его участники пройдут по Брестской.

Самой яркой чертой столичного «Марша несогласных» стало отношение к нему со стороны властей — меры безопасности, пожалуй, превосходили даже то, что было во время потенциально более опасного «Русского марша» 4 ноября: над Триумфальной площадью кружил милицейский вертолет, а количество бойцов ОМОНа вокруг площади примерно соответствовало общему количеству демонстрантов. Подобные меры предосторожности, пожалуй, стали главным поводом для гордости организаторов демонстрации. Тезис «Они нас боятся» был основным во всех комментариях лидеров «Другой России» по поводу «Марша несогласных», и спорить с ним было трудно — если было столько милиции, видимо, действительно власть их боится?

Впрочем, разговоров о милицейском вертолете

Новости партнеров

«Эксперт»
№10 (551) 12 марта 2007
Фондовая лихорадка
Содержание:
Будут еще коррекции

Падение на фондовых рынках — это коррекция, вызванная игрой глобальных хедж-фондов. Фундаментальных экономических причин для затяжного падения нет. Но и расти российскому фондовому рынку пока больше некуда

Обзор почты
Реклама