Пирамиды азарта

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
19 марта 2007, 00:00

Качество розничных ссуд шокирует. У семи из тридцати крупнейших банков — кредиторов физических лиц доля просрочки превышает порог риска в 5%, а у таких лидеров розничного кредитования, как «Русский стандарт» и ХКФ-банк, балансовая доля просроченных кредитов составляет соответственно 9 и 18,5% (!). Хорошо, если структура бизнеса банка диверсифицирована, как в случае с Альфа-банком, у которого, несмотря на тревожные 6,1% просрочки, сами кредиты «физикам» составляют менее одной десятой ссудного портфеля, а качество работы с корпоративными заемщиками безупречно. Но ведь у большинства банков из злополучной семерки розничные кредиты превышают половину всех кредитов, а у «Русского стандарта» и ХКФ-банка и вовсе доминируют.

Может, вы думаете, что банки с таким грузом «плохих» долгов находятся в предбанкротном состоянии или хотя бы частенько испытывают перебои с ликвидностью? Как бы не так. Все они прекрасно себя чувствуют, расширяют масштабы бизнеса, причем умудряются наращивать не только активы, но и прибыль. «Русский стандарт» увеличил прибыль за прошлый год более чем в два раза, до 550 млн долларов, выйдя на четвертое (!) место в России после Сбера, ВТБ и Газпромбанка. ХКФ-банк, Инвестсбербанк и УРСА Банк (детище слияния новосибирского Сибакадембанка и екатеринбургского Уралвнешторгбанка) более чем утроили прибыль.

Объяснить этот парадокс невозможно иначе, как приняв во внимание продолжающийся, хотя и затухающими темпами, кредитный бум, когда заемщики уверенно рефинансируют старые кредиты новыми, мало обращая внимание на запредельно высокие, особенно с учетом скрытых комиссий, ставки. Сами банки-кредиторы подыгрывают этой безответственной алчности, имея свой неплохой доход. Ведь фондируется большинство из них очень дешево. Тот же «Русский стандарт» успешно размещает на западных рынках многосотмиллионные транши евробондов, Инвестсбер и УРСА получили в прошлом году вообще бесплатные вливания от своих иностранных акционеров. Весьма показательно в этом контексте, что фактический процент отказов в выдаче экспресс-кредитов для наших банков-ритейлеров — свято хранимая тайна.

Соскочить с этой мутноватой гонки достает мужества немногим. Хотя прецеденты имеются. На прошлой неделе ВТБ 24 официально объявил о сворачивании своей программы экспресс-кредитования. Озаботился проблемой и ЦБ, выступив с инициативой нормативного требования к прозрачности ценообразования на рынке потребкредитов. Однако серьезно закручивать гайки регулятор, похоже, пока не намерен. Благодаря сверхконсервативной политике Сбербанка, на который приходится без малого 40% потребительских ссуд с долей просрочки в 0,7%, средние по рынку показатели качества розничных кредитов все еще остаются на системно-безопасном уровне (менее 3%). Да и степень проникновения потребительских кредитов в массы пока невелика. Так, отношение таких кредитов к ВВП в России сейчас составляет 7,5%, примерно на уровне Турции. Это больше, чем в Индии и Китае, но меньше, чем в Бразилии (10%), ЮАР (12%) и еще в целом ряде других стран с развивающимся финансовым рынком.

Можно согласиться с большинством аналитиков, считающих, что системный кризис «плохих» розничных кредитов нам пока не грозит, но вот проблемы у отдельных банков — неразборчивых кредиторов более чем вероятны. В этой ситуации ЦБ логично сыграть на опережение, приступив к разработке мер по заблаговременному сдутию пузыря необеспеченных потребкредитов, например введя предельные лимиты таких кредитов по отношению к собственному капиталу банков.