Треп и трепет

Культура
Москва, 26.03.2007
«Эксперт» №12 (553)

Так уж вышло, что в литературе, в отличие от природы, мужское и женское начала плохо сочетаются — и уж тем более они редко взаимодействуют с целью производства потомства. Высокая литература вообще не знает разделения на полы и размножается вегетативно. Массовая же такое разделение знает и даже доводит до крайней точки — ее гендерные составляющие населяют отдельные, никак не сообщающиеся загончики, и каждый уверен в своем безусловном превосходстве. Наблюдать за литературной войной полов любопытно и, главное, познавательно — победа той или стороны много говорит о состоянии дел и в литературе, и в культуре в целом.

В 90-е годы отечественная проза была даже не просто маскулинна — ее вообще как будто накачали стероидами. Детективы, триллеры, боевики; мужская литература практически без боя захватила все высоты и зачищала оттуда территорию смертоубийственным артобстрелом. Немногословные благородные киллеры и спецназовцы благоустраивали хаотический российский пейзаж своими большими длинными пистолетами. Виртуальный герой времени, грезящийся воспаленному воображению постперестроечного общества, походил на говорящего Кинг-Конга с татуировкой «За Русь святую и ОМОН» на волосатом торсе.

Что до женской литературы, то она была загнана в резервацию полупорнографической мелодрамы — всех этих женских романов с заранее данным сюжетом: прекрасная Она на пустынном пляже встречает прекрасного Его, Он валит ее на горячий песок, Она на протяжении двухсот страниц подозревает в Нем хама и негодяя, а на двести первой выясняет, что Он всего-навсего хочет вступить в законный брак и осыпать супругу бриллиантами. Подавляющая часть подобной безымянной литературы была переводной и оказывала развращающее влияние только на определенную часть женской аудитории; общество в целом в лучшем случае лишь издали дивилось на столь странный культурный феномен.

Ближе к концу 90-х спрос на подобную продукцию — и мужскую, и женскую — неожиданно для многих пошел на убыль. Одновременно появился — и практически немедленно занял господствующее положение во всех хит-парадах — новый, невиданный для нас жанр: женский детектив (Маринина, Донцова, Дашкова и прочие им подобные). Идеальный образ женщины резко изменился: место лелеющей свою девственность смазливой клуши заняла зрелая, хитроумная тетушка, снабженная дедукцией и, как правило, мирным домашним мужем. Сейчас уже ясно, что это был поворотный момент. В последующие годы тенденция все усиливалась: мужская проза становилась все более маргинальной — пока не исчезла, кажется, напрочь, — в то время как женская заполняла собой все мыслимые ниши.

Сейчас можно с уверенностью сказать, что российская массовая словесность представляет собой весьма уникальное, вряд ли когда существовавшее в мировой истории явление. Практически вся она нынче является женской литературой разных видов и типов, из которых можно выделить, пожалуй, три наиболее важных.

Валторна супермаркета

Новейший жанр российской женской прозы, лишь в последние года два разросшийся до невиданны

У партнеров

    «Эксперт»
    №12 (553) 26 марта 2007
    Рейтинг политической влиятельности
    Содержание:
    Кто следующий?

    В нынешней системе политической власти «демократы» федерального масштаба обыгрывают «силовиков», но при этом российские силовые структуры имеют огромное влияние на уровне регионов. Главным инструментом «разоружения» внутренней российской политики могут стать «Единая Россия» и будущий президент

    Обзор почты
    Реклама