Дети Паркинсона

Культура
Москва, 02.04.2007
«Эксперт» №13 (554)
В шестой раз в Москве открылся фестиваль «Мода и стиль в фотографии». В шестой раз публика сможет убедиться, что мода и стиль могут прекрасно обойтись друг без друга

Весь апрель столичные выставочные площадки, постепенно освобождающиеся от экспонатов биеннале современного искусства, будет занимать фото. Большей части выставок «Моды и стиля» только предстоит открыться, но одно из главных событий уже произошло — в Манеже идет ретроспектива Нормана Паркинсона, одного из лучших фотографов на земле.

Мистер совершенство

Норман Паркинсон, командор ордена Британской империи и фотограф королевской семьи, прожил восемьдесят семь лет. Одни его знаменитые снимки относятся к тридцатым годам, другие — к восьмидесятым. Он много снимал для Harpers Bazaar, для британского Vogue, для Town & Country и для себя. Снимал шотландских рыбаков, детей, свою жену, моделей и знаменитостей. Но кажется, что и в тех, и в других, и в третьих он видел что-то одно. По всей вероятности, это и есть то, что называется стилем (не путать с результатами усилий стилиста). Стиль у Паркинсона — это образ, к которому решительно нечего добавить, от которого нечего отнять, в который можно впиваться глазами — да так и не понять, как это все сошлось, уравновесилось и закруглилось. Иногда даже начинаешь его ненавидеть, потому что невозможно, чтобы каждый снимок был совершенством. И совершенств этих такое количество, что могло бы прославить десяток фотографов.

Отдельно его можно не любить за то, что он как нечего делать пережил событие, которое редко кому из его современников-фотографов, включая Александра Родченко, удавалось пережить без фатальных последствий: в один прекрасный день он начал снимать на цветную пленку. Глядя на его снимки сороковых годов для британского Vogue, хочется думать, что тайна Паркинсона разгадана и все дело в том, что снимки эти черно-белые. Затем видишь Изабеллу Росселлини в алых, как мак, одеяниях, Дэвида Боуи, сидящего с кием в руке на пестром восточном диване (синяя рубашка, серая с зеленоватым отливом пара — семидесятые в самом соку), и понимаешь, что хваленая черно-белая гамма, которую многие используют как средство придать своим снимкам ту самую «стильность», не имеет в данном случае никакого значения. То есть имеет, но только в качестве временного довеска к главному — его, Паркинсона, глазу, который верой и правдой служил ему вплоть до 1990 года, когда во время очередных съемок он и умер.

Лакруа без головы

В принципе после Паркинсона вся другая модная и имеющая к моде косвенное отношение фотография кажется чем-то вроде коллективного черновика, ученической работы. Но если отвлечься от сравнений, то можно обнаружить еще довольно много интересного. Например, как складываются альянсы между теми или иными модными домами, марками, модельерами и фотографами.

На фестивале будет Жан Ларивьер — автор рекламной кампании Voyage Louis Vuitton, которая навсегда убедила поклонников бренда, что на белом свете нет такого места — от Тибета до Гренландии и от Гваделупы до Аляски, — где бы любимый чемодан не смотрелся восхитительно. Будет Сара Мун, чей роман с Сaсharel по продуктивности не уступает работе Петера Линдберга для Comme des G

Новости партнеров

«Эксперт»
№13 (554) 2 апреля 2007
Армия
Содержание:
Финансисты в пыльных шлемах

Смена министра обороны России обозначила новый этап армейской реформы

Обзор почты
Реклама