Так делаются реформы

Тема недели
Москва, 02.04.2007
«Эксперт» №13 (554)
Редакционная статья

В общественном отражении армейская реформа выглядит разрозненными и хаотическими движениями, результатом которых становится только усиление коррупции в армии (имеются в виду в основном злоупотребления в военкоматах, мелкое, но повсеместное воровство и строительство генеральских дач призывниками), дедовщины и прочие эксцессы. Такой взгляд вполне естествен. Хотя бы потому, что все это действительно существует, именно с этим регулярно сталкиваются обычные люди и именно это их более всего волнует. Можно сколько угодно спорить о том, что стало причиной трагедии рядового Сычева, но факт остается фактом — он остался без ног.

Однако если отвлечься от всех этих общественных бурь и внимательно присмотреться к происходящему в армии в последние годы, придется констатировать, что изменения эти носят целенаправленный и системный характер.

К началу 2000-х армия представляла собой весьма странную институцию. Слом 90-х радикально изменил положение армии, изменилась страна, общественная формация, отношения общества и государства. Финансирование армии упало до ничтожно малых величин, примерно то же произошло с престижем службы и возможностью тотального рекрутирования призывников, однако российская армия по сути продолжала оставаться советской армией. В итоге она стала жить почти ирреальной жизнью утратившей смысл своего существования корпорации, где, по точному выражению журналиста Кирилла Рогова, «командная вертикаль превратилась в механизм перекладывания ответственности, приказ стал эзоповым языком, а разгильдяйство и халатность — способом выживания».

Умные люди тогда уверенно говорили, что «Советскую армию Российской Федерации» нельзя привести в чувство или реформировать. Она изначально не приспособлена функционировать вне советской системы, вне тотального контроля государства над обществом, вне всепоглощающей военной доктрины. А потому ее надо просто создавать заново. Однако выбран был иной путь. Куда менее радикальный.

Необходимо было остановить разложение армии и навести в ней хотя бы первичный порядок. Армию возглавил генерал КГБ Сергей Иванов, а ее финансирование стало стремительно расти. Собственно, это финансирование вкупе с возрождением роли государства и стало некоторым симулякром потерянного смысла существования армии. Звучит это не слишком презентабельно, но залогом успеха на первом этапе реформирования армии была именно возможность для групп генералов осваивать финансовые потоки.

К 2004 году ситуация в армии вдруг перестала быть столь катастрофичной — ракеты стали попадать туда, куда надо (правда, «Булава» до сих пор никак не хочет лететь в цель), армия научилась проводить масштабные учения, в том числе международные, при этом самолеты взлетали и садились, как и положено. Даже дедовщина, если судить о ней не только по шуму в прессе, заметно уменьшилась.

Более того, постепенно началось переформатирование армии, принципов ее комплектования и структуры. Ставка была сделана на части постоянной боевой готовности, формирующиеся из контрактников. Тут тоже п

Новости партнеров

«Эксперт»
№13 (554) 2 апреля 2007
Армия
Содержание:
Финансисты в пыльных шлемах

Смена министра обороны России обозначила новый этап армейской реформы

Обзор почты
Реклама