Хочу все знать

Центробанк предлагает, по сути, отменить принцип аудиторской тайны. Потому что чиновники хотят контролировать все и всех, но собственных сил на тотальный контроль у госорганов не хватает

20 марта городской арбитражный суд Москвы удовлетворил иск столичной налоговой инспекции №5, от имени которой выступали высокие чиновники ФНС, к компании «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит». Арбитры признали недействительными договоры на оказание аудиторских услуг с 2002-го по 2004 год между ответчиком и опальной НК ЮКОС, поскольку, по мнению суда, аудитор содействовал уклонению бывшего лидера отечественной нефтянки от налогов. Вознаграждение аудитора за эту «неправильную» работу в размере 16,8 млн рублей решено взыскать в бюджет. А несколькими месяцами ранее «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» и сама была обвинена в недоплате налогов на сумму 290 млн рублей в 2002 году.

На момент написания статьи мотивировочная часть постановления суда еще не была подготовлена (суду дается десять рабочих дней для ее написания), так что правомерность претензий ФНС к «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» мы оценить не могли. Однако, как известно, компанию фактически обвинили в том, что либо аудиторы не сумели выявить налоговые нарушения, допущенные ЮКОСом, либо — что еще серьезнее — нарушения были выявлены, но «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» не сообщила о них в фискальные органы.

В то, что аудиторы такой компании могли проглядеть налоговые нарушения в особо крупных размерах, их коллеги не верят. «Исходя из репутации компании, сомневаться в ее компетентности не приходится, — отмечает заместитель гендиректора аудиторско-консалтинговой группы “ФинЭкспертиза” Агван Микаелян. — Они очень тщательно подходят к проверкам. Настолько тщательно, что порой бывают нелояльны к клиенту, даже теряют заказчиков иногда».

Но это еще отнюдь не означает, что «ПрайсвотерхаусКуперс Аудит» скрывала информацию о неблаговидной деятельности клиента. «Ни один аудитор в ходе своей работы не проводит сплошную проверку всех документов, — объясняет Агван Микаелян. — Фактически дублировать годичную работу бухгалтерии попросту нереально. Аудитор ищет только системные ошибки. Для этого он применяет методику, позволяющую определить уровень существенности операций — в деньгах, — исходя из хозяйственной деятельности клиента. Операции, которые имеют более низкий уровень существенности, аудитором могут вообще не рассматриваться, потому что их искажение кардинального влияния на итоги работы компании и отчет не оказывает. Если уровень существенности какой-то операции незначителен, то можно и не выносить результаты ее проверки в аудиторское заключение, это не является преступлением. Вот если аудитор заметил существенную деталь, существенное искажение и не вынес этого в заключение, это уже квалифицируется как несоответствие аудита, при определенных условиях такое действие можно характеризовать как фальсификацию».

Но даже при худшем раскладе — невнесении в аудиторское заключение существенного негативного фактора — претензии к аудитору могут возникнуть только у заказчика либо у инвесторов компании-заказчика. Но никак не у налоговиков. Так, известнейшую в прошлом аудиторскую компанию Arthur Andersen, проверявшую злополучный Enron, в 20

Новости партнеров

«Эксперт»
№13 (554) 2 апреля 2007
Армия
Содержание:
Финансисты в пыльных шлемах

Смена министра обороны России обозначила новый этап армейской реформы

Обзор почты
Реклама