Ликвидность особого назначения

При весьма благополучной ситуации с деньгами в стране некоторые российские компании в конце марта столкнулись с дефицитом ликвидности. Причиной микрокризисов стало совпадение по времени трех событий — уплаты квартальных налогов, выкупа акций Сбербанка и распродажи активов ЮКОСа

В последних числах марта сразу несколько знакомых предпринимателей вдруг пожаловались нам на проблемы — клиенты и партнеры неожиданно начали задерживать платежи. «Последний раз такое было перед продажей “Юганскнефтегаза”», — отметил один из них.

В мартовских микрокризисах ликвидности тоже отчасти виноват ЮКОС: в предвкушении очередной серии распродаж активов компании началась концентрация финансовых средств потенциальными участниками. И если к первому аукциону, прошедшему 27 марта, проявили интерес лишь две компании — «Роснефть» и «Самотлорнефтегаз», со вторым, состоявшимся 4 апреля, ситуация была принципиально другая. О своем желании участвовать в этом конкурсе предварительно сообщили семь компаний, и, соответственно, каждая из них резервировала к этому мероприятию значительные средства. Если учесть, что стартовая стоимость выставленных на аукцион активов составляла почти полторы сотни миллиардов рублей, можно увидеть, что этот аукцион оказал заметное влияние на финансовые потоки в стране.

Тем более что дораспродажа активов ЮКОСа пришлась на горячее время уплаты квартальных налогов, когда компании вынуждены выводить из оборота значительные суммы свободных денег, в результате чего ликвидность на рынке традиционно снижается. Этим, в частности, объясняется повышение ставок межбанковского кредита в середине марта выше семи процентов годовых (сейчас они уже снизились до уровня трех-четырех процентов).

Совпадения двух отмеченных факторов было бы вполне достаточно для возникновения временных проблем с ликвидностью у некоторых финансовых компаний. Но был еще и третий, возможно, самый влиятельный: Сбербанк 21 марта завершил прием средств от инвесторов в оплату заявок на приобретение акций допэмиссии. Напомним, что Сбербанк осуществлял подписку на 3,5 млн акций с 30 января до 19 февраля. До 5 марта включительно проводилась оплата акций, приобретаемых акционерами по преимущественному праву, с 8 до 21 марта оплачивались конкурентные и неконкурентные заявки.

Как раз 5 марта до России дошла волна глобальной коррекции фондовых рынков, вызванной китайским «черным вторником». Поскольку многие инвесторы откладывали оплату акций на последний день, для Сбербанка появилась реальная угроза, что при цене размещения акций 89 тыс. рублей и их рыночной котировке 85 тыс. рублей многие потенциальные акционеры просто откажутся от своих заявок по преимущественному праву.

По свидетельствам предпринимателей, в этой ситуации Сбербанк «весьма настойчиво» добивался от компаний, подавших заявки, выкупа акций в полном объеме. Усилия крупнейшего банка страны увенчались успехом: было выкуплено 99,4% заявок по преимущественному праву, общая доля реализованных заявок составила 95,6% из заявленного объема. Но похоже, что этот успех Сбербанка в большой степени «оплачен» головной болью владельцев некоторых российских компаний, которым пришлось пожертвовать текущими обязательствами ради выполнения настойчивых просьб банка о выкупе акций.

Так что мартовские микрокризисы ликвидности — явление абсолютно локальное как во времени, так и в пространстве: они коснулись лишь тех компаний, партнеры которых приняли активное участие в покупке акций Сбербанка или планировали поучаствовать в распродаже активов ЮКОСа. В любом случае можно быть уверенным, что уже в самые ближайшие дни все проблемы с ликвидностью рассосутся сами собой. Благо дела на российском денежном рынке совсем неплохи, что подтверждается и всеми индикаторами, и оценками аналитиков.

«Вообще-то ситуация с ликвидностью на конец квартала на удивление спокойная, даже впечатляющая, — утверждает начальник аналитического управления Банка Москвы Кирилл Тремасов. — Не случайно Банк России 2 апреля поднял ставки по депозитам с 2,25 до 2,5 процента, чтобы как-то стерилизовать избыточную ликвидность. Были опасения, что снижение цен на нефть, наблюдавшееся в январе-феврале, с некоторым временным лагом скажется на ликвидности. Однако то, что мы недобрали по текущим операциям, было компенсировано притоком по капитальным операциям. По оценке Минфина, в первом квартале приток таких средств в Россию составил около двенадцати миллиардов долларов, из них пришли восемь миллиардов, привлеченные “Роснефтью” в ходе IPO. Так что сейчас нет поводов беспокоиться о ликвидности».

Что, впрочем, не исключает возникновения новых микрокризисов. Например, они вполне возможны в мае, в ходе IPO Внешторгбанка. Согласно проспекту эмиссии акций ВТБ, зарегистрированному Банком России, объем допэмиссии составит 17,343 млрд рублей. При этом до 50% этих акций будет размещено в России (остальные — на мировом рынке).

Аналитики предсказывают, что интерес к бумагам ВТБ будет выше, чем к акциям Сбербанка, так как спекулятивный потенциал акций второго по размеру госбанка, которые пока отсутствуют на рынке, гораздо выше.

Что же касается дальнейшего развития событий на рублевом рынке, то здесь, по убеждению главного экономиста ИК «Тройка Диалог» Евгения Гавриленкова, все будет зависеть от цен на нефть: «Если они будут более или менее стабильны, в районе 60 долларов за баррель, то сокращение торгового баланса, которое наблюдается с середины прошлого года, продолжится. Ставки на межбанке вернутся к уровню пяти–семи процентов, как это было в октябре-ноябре-декабре. Если цена на нефть будет увеличиваться, ставки будут падать, если снижаться — отклонение ставок будет в обратную сторону».