Меняем тундру на барханы

Покупка альянсом корпораций ENI и ENEL активов обанкроченного ЮКОСа — часть глобального размена между Россией и Италией. Итальянцы удваивают запасы нефтегазовых ресурсов, русские получают доступ к конечным потребителям газа в Италии, к проектам в Северной Африке и технологиям ENI

В последнее время Италия все чаще выступает ньюсмейкером европейского энергетического рынка. Сначала итальянская ENEL вынудила германского энергогиганта E.On отказаться от покупки испанской энергокомпании Endesa. ENEL, если решит все проблемы с испанским фондовым регулятором CNMV, заявляет о собственном интересе к крупнейшей энергокомпании Испании. Теперь вот тандем ENI—ENEL выиграл аукцион по продаже газовых активов признанного банкротом ЮКОСа.

За двадцать минут аукционных торгов ENI фактически получила контроль над запасами топливных ресурсов, сопоставимыми с ее собственными (см. график)! Министр экономразвития Италии Пьерлуиджи Берсани так оценил победу итальянцев на аукционе: «Немного смелости, и итальянские компании могут играть значительную роль на международном уровне. Победа ENI и ENEL на аукционе по продаже компаний экс-ЮКОСа является развитием договора между ENI и российским гигантом».

На самом деле эта покупка — результат прошлогодних ноябрьских договоренностей между ENI и «Газпромом». Размытые формулировки того соглашения сейчас начинают приобретать конкретные формы. Теперь итальянский дуэт ENI—ENEL получает возможность добывать газ в России. Следует ждать ответных реверансов в сторону «Газпрома».

УдвоENIе

Компания «Энинефтегаз» (совладельцами которой в соотношении 60 на 40 являются итальянские группы ENI и ENEL) получает контроль над двумя десятками «осколков» ЮКОСа. Шестнадцать из них — незначительные компании в области нефте- и газосервиса и продажи нефтепродуктов, но вот остальные — сущий клад. В их числе и обделенная вниманием аналитиков «Нефтегазгеология» — как подтвердили нам в Минприроды, эта компания числится владельцем лицензии на довольно крупное Северо-Часельское нефтегазоконденсатное месторождение. По оценкам «Эксперта», запасы четырех ключевых проданных активов составляют 823 млн тонн нефти, газа и газокондесата в нефтяном эквиваленте (см. таблицу). За все эти богатства «Энинефтегаз» заплатит 5,8 млрд долларов, что лишь на 5% больше стартовой цены лота. Это третья по величине сделка с участием иностранцев в истории российского ТЭКа.

Глава ENI Паоло Скарони доволен, удовлетворен и глава ENEL Фульвио Конти: «ENEL получила доступ к газовой добыче в России, таким образом повысив надежность поставок энергоресурсов в Италию». В Италии и правительство, и оппозиция не скупятся на похвалы своим бравым соотечественникам. «ENI и ENEL показывают способность Италии быть протагонистом в мире», — комментирует Пьерлуиджи Боргини, отвечающий за экономический блок в партии Сильвио Берлускони «Вперед, Италия!».

Между тем аналитики инвестбанков оценивают активы, приобретенные итальянцами в России, минимум в 10 млрд долларов, а при хорошем раскладе (при условии свободного доступа к трубопроводу) цена всех вышеперечисленных предприятий может быть еще в полтора раза больше. Еще бы, если не брать в расчет миноритарную долю в бывшей «Сибнефти» («Газпром нефти»), три ключевых проданных актива («Арктикгаз», «Уренгойл» и «Нефтегазтехнология») обладают, по нашим данным, шестью месторождениями нефти, газа и конденсата в Ямало-Ненецком автономном округе с совокупными запасами немногим менее 700 млн тонн в нефтяном эквиваленте.

Впрочем, в условиях, на которых итальянцы согласились участвовать в торгах, дисконт отчасти оправдан.

Во-первых, и это стало известно чуть ли не в день торгов, российская газовая монополия заранее получила опцион со сроком исполнения в два года, предусматривающий возможность выкупа большей части указанных активов у «Энинефтегаза». «Газпром», скорее всего, выкупит 20% акций «Газпром нефти». На это у него в бюджете уже зарезервировано 3,8 млрд долларов. Кроме того, зампредправления «Газпрома» Александр Медведев заявил, что, по условиям опциона, «Газпром» выкупит не менее 51% всех (!) активов, приобретенных на аукционе «Энинефтегазом».

Во-вторых, всем, кто добывает газ независимо от «Газпрома», надо искать возможность транспортировать газ по трубопроводу российской монополии. Выход на сверхдоходные экспортные рынки для независимых газодобытчиков пока закрыт — опять-таки по причине монополии «Газпрома» на этот вид деятельности.

Ну и в-третьих, не надо забывать, что аукцион по продаже активов ЮКОСа не всеми признается легитимным. «ENI и ENEL — “полезные идиоты” для “Газпрома”, — пишет Financial Times Deutschland. — Раздробление ЮКОСа российскими властями — это фарс и грязное дело, и тот, кто принимает в этом участие, как ENI и ENEL, пачкает руки. Теоретически итальянские компании покупают активы, но на практике они только подготавливают почву для их переуступки “Газпрому”».

Тем не менее покупка углеводородных активов в России без какой-либо возможности получить весомые профиты что для ENI, что для ENEL вряд ли самоцель. Для нас совершенно очевидно, что эта сделка — часть большой комбинации по совместной российско-итальянской консолидации активов в энергетической сфере. Еще в ноябре прошлого года, комментируя удачное для «Газпрома» соглашение с ENI, итальянский еженедельник L'Еspresso привел неофициальные подробности этой сделки. В частности, в L'Еspresso утверждалось, что «Газпром» пообещал ENI поддержку в продаже «Арктикгаза». И ENI, и «Газпром» отрицали такие предположения.

ENI не хочет упустить и возможности, которые с 1 июля этого года открывает ей либерализация электроэнергетического рынка Италии. Компания уже имеет среди клиентов 6 млн семей — конечных потребителей газа. Такая обширная база дает ENI возможность предлагать конкурентные комбинированные тарифы и на газ, и на электричество (через свою дочернюю ENI Power), заполучив еще как минимум 1 млн клиентов к 2010 году. И лишь по линии сырья у ENI были поводы для беспокойства. В прошлом году, к примеру, ENI потеряла месторождение Дасьон в Венесуэле, которое было национализировано. Неспокойно и в Нигерии, где повстанцы ведут непрекращающиеся войны, — по этой причине ENI приходится сворачивать там добычу. Сделка в России поможет укрепить позиции менеджмента компании в глазах ее акционеров.

Ливийские дары «Газпрому»

Как указывают аналитики инвестиционной компании «Ренессанс Капитал», аукцион — лишь первое звено в многоходовой комбинации по обмену активами и преференциями между «Газпромом», ENI и ENEL.

О выгодах итальянцев мы уже сказали. Не останется в накладе и «Газпром». Действительно, в ноябре прошлого года ENI и «Газпром» подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве в сфере газораспределения. Итальянский рынок — третий по величине экспортный рынок «Газпрома», и потому он очень важен для россиян. В соответствии с соглашением о стратегическом партнерстве, которое Паоло Скарони подписал в ноябре 2006 года с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером, российская компания получила возможность c 2007 года осуществлять прямые поставки российского газа в Италию. Объемы поставок будут поэтапно увеличиваться примерно до 3 млрд кубометров в год к 2010 году. Аналитики сходятся во мнении, что «Газпром» в обмен на контроль над приобретенными «Энинефтегазом» активами захочет получить что-то посущественнее. В частности, монополия претендует на 40% акций в компании ENI Power (владеет семью электростанциями мощностью 4,5 ГВт). Так, главный переговорщик с Россией вице-президент подразделения ENI Gas & Power Марко Альвера около месяца назад рассказывал журналистам, что ENI готова уступить долю в своем электроэнергетическом подразделении ENI Power. Размер же «уступки» будет зависеть от того, что итальянской компании предложат в России. В частности, по словам г-на Альвера, ENI рассчитывает на победу в тендере на строительство для «Газпрома» завода по производству сжиженного природного газа (СПГ) на Балтийском побережье России.

Впрочем, вряд ли «Газпром» ограничится интересом к ENI Power. Судя по всему, он хочет получить доступ и к средиземноморскому рынку газа, в частности речь идет о покупке доли ENI в ее североафриканских активах.

Предметом торга, возможно, станет и принадлежащий ENI завод по сжижению газа в Египте. Но, на наш взгляд, наибольшую притягательность для «Газпрома» имеют газовые активы в Ливии. У ENI тут много проектов: компания владеет 33,3% акций в нефтяном месторождении Elephant (доказанные запасы - 68 млн тонн) и четырьмя лицензиями на разведку и добычу в центральных районах страны Музрук и Куфра. Кроме того, у ENI есть доля в ливийском заводе по сжижению газа в Марса-эль-Брега проектной мощностью 3,2 млн тонн в год.

Ливия не так давно стала доступной для иностранных инвесторов и представляет огромный интерес. Ведь добыча газа здесь быстро растет, а из-за отсутствия роста его потребления на внутреннем рынке ожидается наращивание экспорта на стратегический для «Газпрома» европейский рынок. Несомненно, «Газпрому» выгоден выход на ливийский рынок, поскольку он сможет создать ресурсную базу для выхода на высокодоходные, но пока недоступные для него рынки Испании, Италии и Португалии.

«Газпром» уже начал «поход на Ливию»: подписал соглашения с ливийской National Oil Company (NOC) о разделе продукции на участке № 19 на ливийском шельфе Средиземного моря, в котором «Газпрому» достанется 10% от объема найденных и добытых углеводородов; кроме того, в 2006 году «Газпром» получил 49% в ливийских проектах немецкого концерна BASF (добыча — 8 млн тонн углеводородов в год).

В Ливии у ENI есть еще один привлекательный актив — это газопровод Green Stream мощностью 6 млрд кубометров в год, соединяющий два ливийских месторождения Вафа и Бахр-эс-Салям на шельфе Средиземного моря и итальянский остров Сицилию. В нем ENI принадлежит 50%.

«Таким образом, российский монополист может получить доступ к полной производственной цепочке в Ливии: к сырьевой базе (до 10 лицензионных участков), к производству СПГ и к газотранспортной системе (Green Stream)», — пишут аналитики консультационной компании «Росафроэкспертиза».

Так что отказ «Газпрома» от участия в аукционе по продаже активов ЮКОСа вполне может быть компенсирован усилением роли российской монополии на южноевропейском газовом фронте.