Арабы подтягиваются

Александр Кокшаров
16 апреля 2007, 00:00

Страны арабского мира за последнее десятилетие значительно повысили свою конкурентоспособность. Но внутрирегиональные различия между лидерами и отстающими за это время только выросли, а новые возможности для развития бизнеса только появляются

Столица Катара Доха, четырехсоттысячный город на берегу Персидского залива, — яркое свидетельство неоднородности развития арабского мира. Находящийся у старой рыбацкой гавани старый город — это царство небольших магазинов, лавок и мастерских. В гавани по-прежнему швартуются десятки абр — традиционных деревянных рыболовецких лодок Аравийского полуострова. С другой стороны гавани, всего в 15 минутах езды на автомобиле, находится новый городской центр. Значительная его часть до сих пор не более чем гигантская стройплощадка — котлованы, уже готовые фундаменты и строящиеся башни небоскребов, где разместятся компании финансового сектора Катара. Среди пары десятков уже завершенных зданий высится штаб-квартира Катарского международного финансового центра, в котором менее чем за два года его работы открыли свои отделения 46 финансовых институтов — банков, страховых и консалтинговых компаний. В пригородах же Дохи находится современная промышленность — от газоперерабатывающих комплексов до металлургических комбинатов по выпуску алюминия и стали.

Ощущение оптимизма

Своим многообразием Доха вполне иллюстрирует «Отчет о конкурентоспособности арабского мира», который был представлен на конференции в столице Катара Всемирным экономическим форумом. «Данные отчета показывают важность серьезных изменений в мышлении, которые необходимы для реализации потенциала региона. Предпринимательство, которое необходимо для развития арабских экономик, будет возможно только лишь в обществах, где есть свобода мысли, где критическое мышление будет поощряться. И для этого необходима реформа системы образования. Без нее диверсификация арабских экономик и улучшение деловой конкурентоспособности оказываются невозможны», — рассказал «Эксперту» Шериф Эль-Диуани, директор по региону Ближнего Востока Всемирного экономического форума.

Благодаря высоким ценам на нефть и развитию глобальных торговых связей арабский мир очень быстро растет уже четыре года подряд. Приток нефтедолларов оказал эффект и на те арабские страны, которые нефть не экспортируют — за счет потока инвестиций из соседних стран, переводов и растущей торговли. По оценкам лондонского EIU, с 2002 года средние темпы роста в арабских странах достигли 5% в год. «Сочетание этих факторов привело к полной трансформации экономических перспектив региона, вернув ощущение оптимизма и пересилив опасения, вызванные геополитической нестабильностью последних лет», — рассказала «Эксперту» Маргарета Дженек-Хануз, старший экономист ВЭФ и главный автор отчета.

Однако экономики арабских стран серьезно различаются друг от друга (см.график 1, график 2 и график 3) прежде всего по уровню дохода и по структуре. Степень различий становится понятна, если сравнить подушевой ВВП в самой богатой арабской стране и в самой бедной. ВВП на душу в Катаре (56,2 тыс. долларов в 2006 году) более чем в 73 раза выше, чем в Мавритании. В дополнение к этому экономики арабского мира не похожи друг на друга. Некоторые страны (прежде всего небольшие по населению страны — экспортеры нефти и газа в Персидском заливе) смогли аккумулировать значительное богатство за счет экспорта природных ресурсов. Другие же за неимением таких ресурсов были вынуждены пойти по более традиционному пути, начиная с развития простых отраслей (производство текстиля и т. д.) и постепенно поднимаясь по лестнице добавленной стоимости.

Три кластера

Экономики арабского мира оказались разбиты на несколько кластеров. Самые крупные по населению, но небогатые арабские страны (например, Египет, Марокко, Сирия) оказались в группе стран начального развития, экономический рост в которых определяется наличием факторов производства. В этих странах достаточно трудовых ресурсов, однако капитала и природных ресурсов не хватает для быстрого роста. Их положение особенно осложняется конкуренцией с другими странами, где дешевая рабочая сила, — Китаем и Индией.

Вторая группа стран региона оказалась в кластере, экономический рост в котором определяется не только наличием факторов производства, но и повышением эффективности. Из арабских стран это Алжир, Ливия, Оман, Тунис, Иордания. Их экономики по уровню развития примерно соответствуют экономикам Колумбии, Венесуэлы, Бразилии, Турции, Таиланда.

В третий кластер арабских стран попали те государства, в которых ставка делается уже не на ресурсы или повышение эффективности их использования, но на инновации. Благодаря этому ОАЭ, Бахрейн, Катар и Кувейт оказались в одной группе с развитыми экономиками. Впрочем, по своей конкурентоспособности они пока отстают от глобальных лидеров — США, Японии, Великобритании, Финляндии, Швейцарии, по большинству показателей приближаясь к уровню стран востока и юга Европы.

«Рейтинг арабских стран по конкурентоспособности показывает растущие различия в путях экономического развития. Результаты исследования показывают, что хотя некоторые страны смогли многого добиться исходя из своих стартовых условий, в обстановке глобальной конкуренции этим странам еще очень много необходимо сделать. Одна из самых больших сложностей — ситуация с образованием, низкой эффективностью товарных рынков и рынков труда. И даже самые развитые из арабских экономик испытывают недостаток инновационного капитала, который они в основном вынуждены импортировать из-за рубежа», — полагает Маргарета Дженек-Хануз.

Перспективы бизнеса

Различия в экономическом развитии создают и различия в мире бизнеса. «Успешные компании могут появляться только в условиях либеральной экономической политики, в условиях конкуренции. Поэтому успешные на международном рынке арабские компании могут появиться только в тех странах, которые имеют высокую конкурентоспособность», — говорит президент инвестиционной компании Salam International Исса абу Исса. Основную часть бизнеса в арабском мире составляют небольшие семейные компании, часто всего с 10–30 сотрудниками. Большинство же крупных компаний являются государственными, причем характерно это как для арабских экономик в начальной стадии развития (Египет или Марокко), так и для развитых стран на берегах Персидского залива.

«Возможности для инновационного роста у арабских компаний появились совсем недавно, лишь в последние пять лет, поэтому пока еще слишком рано подводить итоги. Но уже через пять-десять лет станет понятно, смогут ли некоторые из весьма перспективных компаний войти в число мировых лидеров в своих отраслях», — сказал «Эксперту» президент вашингтонской лоббистской группы Organization for International Investment Тодд Малан. По его мнению, из самых конкурентоспособных экономик уже вскоре могут выйти глобальные компании в сферах логистики, недвижимости, авиации.

Это, собственно, и происходит. В 2006 году дубайская компания DP World — один из крупнейших операторов портов в мире — пыталась приобрести порты в Соединенных Штатах (сделка была блокирована из политических опасений). А в начале того же года в ОАЭ была основана группа Dubai Aerospace, для развития которой эмир Дубая выделил 15 млрд долларов. Они будут потрачены на превращение города в один из главных центров авиации в мире, причем не только в центр обслуживания, логистики или лизинга, но и собственного производства самолетов. Dubai Aerospace планирует развиваться на волне успеха аэропорта Дубая, пассажирооборот которого за десять лет вырос в пять раз — до 40 млн человек.

Кроме инноваций в авиационной отрасли, в недвижимости и градостроительстве самые успешные арабские страны активно пытаются развивать финансовый сектор (который является основной экономики в развитых странах). Дубай, Доха, Кувейт и Бахрейн спорят за звание ведущего финансового центра на Ближнем Востоке, привлекая банки и финансовые компании со всего мира. «Еще пять лет назад между Сингапуром и Франкфуртом не было международного финансового центра. И мы пытаемся восполнить этот пробел», — сказал «Эксперту» Марк Фишер, директор по коммуникациям Dubai International Financial Center.

Доха-Дубай