Кровь на сорочке

Экономика и финансы
Москва, 16.04.2007
«Эксперт» №15 (556)
В теле банковской системы живет трудно локализуемая раковая опухоль теневого финансового бизнеса. Чтобы удалить ее, ЦБ готов пренебречь всеми законами. Кроме одного — клятвы Гиппократа

Почти уже двадцатилетняя история взаимоотношений российского ЦБ с подопечными ему коммерческими банками никогда не была окрашена в идиллические тона. После каждого кризиса (1995-й, 1998-й, 2004 год) у банковского сообщества оставалась масса трудноразрешимых вопросов касательно адекватности действий регулятора и очень избирательной, совсем непрозрачной системы принятия им решений по поводу поддержки или ликвидации конкретных банков. Однако развернутая ЦБ в последние два года кампания по отзыву лицензий у банков по как минимум спорным обвинениям в отмывании денег довела шквал критики в его адрес до беспрецедентного накала. И если раньше шумели в основном обиженные банкиры да кое-кто из депутатов, то после публикации обличительных писем экс-главы ВИП-банка Алексея Френкеля, взятого под стражу по подозрению в причастности к убийству первого зампреда Центробанка Андрея Козлова, ненависть к ЦБ все больше стала овладевать и небанковской бизнес-публикой.

Надо отдать должное г-ну Френкелю, он сумел четко обозначить главные болевые точки нашего банковского надзора. Позволим себе коротко повторить основные тезисы обвинителя.

Первое. ЦБ допускает подмену понятий — никакого отмывания преступно нажитых наличных денег в России нет. Банки, занимающиеся обналичкой, переводят не «грязный» нал в «белый» безнал, что традиционно понимается под отмыванием на Западе, а наоборот: переводят безнал в «грязный», неучтенный нал. Центробанк карает именно за обналичку, которая к преступному отмыванию не имеет никакого отношения. Обналиченные деньги идут вовсе не на финансирование терроризма, а на материальные блага (прежде всего недвижимость), на взятки, на финансирование выборов и на зарплату в конвертах. «Крышевание» обнальных операций чиновниками в ЦБ приносит им, по оценке Френкеля, 100–120 млн долларов ежемесячно.

Второе. ЦБ присвоил себе право применять меры воздействия в отношении банков за нарушение закона 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» собственным письмом 117-Т. По мнению Френкеля, это письмо не имеет законной силы, потому что по закону «О Центральном банке» таковой обладают лишь указания, положения и инструкции ЦБ (не перечисленные здесь письма автоматически носят рекомендательный характер), да и то лишь «по вопросам, относящимся к его компетенции». С компетенцией тоже проблема — в Кодексе об административных правонарушениях (КоАП) полномочия по рассмотрению дел в рамках отмывания денег и финансирования терроризма возложены исключительно на Росфинмониторинг.

Те же обвинения, только в более развернутом и фундированном виде, были предъявлены Центральному банку в ходе парламентских слушаний в конце февраля. С резкой критикой Банка России выступил не только глава комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам Госдумы Владислав Резник, но и руководители силовых ведомств — глава Росфинмониторинга Виктор Зубков и заместитель генпрокурора России Александр Буксман, казалось бы, по р

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (556) 16 апреля 2007
    Экономический рост
    Содержание:
    Наука и технологии
    Обзор почты
    Русский бизнес
    Наука и технологии
    Реклама