Капитализация суверенитета

Политика
Москва, 16.04.2007
«Эксперт» №15 (556)
В Татарстане реализован идеал российского сепаратизма — жить по своим правилам, пользуясь всеми удобствами большой страны

Искать в Казани национальную специфику — дело не слишком благодарное. В отличие от Кавказа, где таковая сразу бьет в глаза, столица Татарстана с первого взгляда отличается от многих других российских городов лишь дорожными указателями или вывесками на двух языках — татарском и русском. Старый центр Казани снесен едва ли не полностью (программой ликвидации ветхого жилья власти республики особенно гордятся), а на его месте построены новые жилые дома, офисные и торговые центры заурядной провинциальной архитектуры. Торговые и ресторанные сети — тех же марок, что в Москве или Питере (это тоже здесь любят подчеркивать). Меньше всего это напоминает о начале 90-х, когда Татарстан упорно боролся с Москвой за суверенитет и особый статус. Борьба за «особость» парадоксальным образом превратилась в конкуренцию с другими регионами за близость к столичным стандартам.

Свой Кремль

«Кремль всегда открыт для прессы», — может сказать какой-нибудь татарстанский чиновник, и сначала эту фразу не понимаешь. Через минуту все становится на свои места — это он о своем, казанском кремле.

Формально от особого статуса Татарстана мало что осталось. Договор о разграничении полномочий с Москвой, подписанный в феврале 1994 года, прекратил свое действие в 2003 году. Ранее в конституцию республики были внесены изменения, по которым Татарстан переставал считать себя субъектом международного права. Упоминания о суверенитете и пункт о том, что республика строит отношения с Россией на основе договора о разграничении полномочий, в тексте основного закона остались. Но в марте 2005 года президент Татарстана Минтимер Шаймиев, поставил перед Владимиром Путиным вопрос о доверии и из выборного главы региона стал назначаемым. А два года спустя Совет Федерации провалил утверждение новой версии договора о разграничении полномочий с республикой. После этого статьи татарстанской конституции, вызывавшие раздражение Москвы, по сути, превратились в малозначительный юридический казус.

Другое дело — неформальный статус республики. Он по-прежнему остается очень высоким. В России есть много регионов крупнее и богаче Татарстана. Но нет ни одного, который был бы способен выступать фактически и от имени всех «национальных» республик, и от имени всего сообщества российских мусульман, да еще представлять «голос регионов» в федеральной политике. Не случайно Шаймиев был видным участником всех политических структур, куда активно привлекали губернаторов, от «Нашего дома — России» и «Отечества — Всей России» до «Единой России». Подобным весом обладает разве что Юрий Лужков, но Шаймиев, в отличие от него, правит отнюдь не в столице.

«Сейчас мы уже немного переросли рамки республики. Мы все больше занимаемся проблемами, касающимися страны в целом или международных отношений. Шаймиев говорит так: дела республики — это уже не мой уровень», — рассказывает «Эксперту» политический советник президента Татарстана Рафаэль Хакимов.

«Парад суверенитетов» давно стал историей, его инициаторы уже десяток лет обитают в начальстве

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (556) 16 апреля 2007
    Экономический рост
    Содержание:
    Наука и технологии
    Обзор почты
    Русский бизнес
    Наука и технологии
    Реклама