Обойти конкурентов на повороте

Илья Ступин
23 апреля 2007, 00:00

В прошлом году акционеры «Базового элемента» приняли решение о развитии цементного бизнеса. Для управления цементными активами была создана компания «БазэлЦемент» О стратегических перспективах нового игрока и особенностях российского цементного рынка «Эксперту» рассказал генеральный директор «БазэлЦемента» Дмитрий Савенков

Совместный проект журнала «Эксперт» и компании ООО «Базэлцемент»

— Что представляет собой компания «БазэлЦемент» и какие задачи поставлены перед ней?

— Мы формируем «БазэлЦемент» по образу и подобию ведущих цементных холдингов. Выделено три основных направления деятельности: производство цемента, нерудных материалов и гипса. Цементный бизнес является приоритетным. У нас есть отличный шанс стать лидерами этого рынка, и мы намерены им воспользоваться. Дело в том, что сегодня российская цементная отрасль находится в плачевном состоянии. В шестидесятых годах в Советском Союзе была сделана ставка на так называемую мокрую технологию производства цемента: цены на сырье и энергоресурсы были низкими, и было проще смешивать в жидком виде необходимые компоненты. Между тем во всем мире «мокрые» заводы уже давно стали экзотикой. Их сохранилось, может быть, чуть больше десятка — все давно перешли на менее энергоемкий «сухой» способ производства. Мы считаем, что масштабная реконструкция российской цементной отрасли неизбежна, и хотим принять самое непосредственное участие в этом процессе.

— Что сегодня выгоднее: реконструировать старые заводы или строить новые?

— Чтобы реконструировать старый цементный завод, надо сломать две трети технологической цепочки и заменить выпавшие звенья новыми мощностями. Затраты на перевод завода с «мокрого» на «сухой» способ производства составляют от пятидесяти до семидесяти долларов за тонну установленной мощности. Затраты на строительство новых мощностей — порядка ста долларов без НДС. Поэтому в выигрыше окажется тот, кто сегодня начинает строить «сухие» заводы. В пользу такого подхода говорит и то, что владельцы старых советских предприятий сильно завышают цены. Хотят за свои заводы до трехсот долларов за тонну установленной мощности. Я считаю, что это нерационально. Зачем тратить триста долларов, зная, что потом придется дополнительно вложить еще пятьдесят-семьдесят долларов на тонну, когда за те же деньги можно построить новый современный завод?

— В эти сто долларов вы закладываете затраты на инфраструктуру или учитываете только стоимость оборудования?

— Стоимость оборудования составляет около пятидесяти процентов от общего объема инвестиций. Что касается затрат на инфраструктуру, то каждая площадка под строительство завода уникальна. Объем инвестиций в ее освоение зависит от многих факторов — наличия месторождения, его удаленности от железной дороги, наличия поблизости газопровода, электричества. Если площадка обеспечена инфраструктурой, то в сто долларов легко можно уложиться.

Дефицит не вечен

— Осенью прошлого года вы объявили о подписании с китайской корпорацией Sinoma контракта на поставку оборудования для строительства завода мощностью 1,5 миллиона тонн цемента в год в Рязанской области. Почему вы взяли в партнеры китайскую компанию?

— Сегодня в мире производится около 2,3 миллиарда тонн цемента. Из них около миллиарда тонн сделано в Китае. Китай наладил конвейерное производство цементных заводов. Наш партнер — корпорация Sinoma — в прошлом году построила шестьдесят три предприятия. Таких темпов строительства нет ни у одной компании в мире. Европейцы в большинстве своем выполняют штучные заказы. Естественно, при таком масштабном подходе издержки на производстве у китайцев существенно ниже. При этом технологически сложные элементы оборудования они закупают в Европе — как оптовым покупателям оно обходится им дешевле.

— На какой стадии находится проект строительства завода в Рязанской области?

— Площадка расположена на территории бывшего цемзавода «Спартак». Он функционировал с 1913-го до 1996 года, потом все оборудование было разобрано и сдано на металлолом. Но месторождение осталось, и у нас нет сомнений, что из этого сырья можно делать качественный цемент. Заключен контракт с компанией-проектировщиком. Весной планируем приступить к возведению нового предприятия. Кроме того, рассматриваем возможность строительства еще нескольких цементных заводов в Северо-Западном, Центральном, Поволжском и Южном регионах страны. Сейчас проекты находятся на стадии приобретения месторождений. Мы будем участвовать в ряде аукционов, ведем переговоры о покупке нескольких предприятий с лицензиями на работу с цементным сырьем — известняком, глиной.

— В последнее время о строительстве цементных заводов заявили сразу несколько крупных компаний. Не боитесь конкуренции с их стороны?

— Мы знаем о заявленных шестнадцати проектах. Но все они находятся на разной стадии реализации и, по крайней мере, от нас сильно отстают. Что касается проектов реконструкции и наращивания мощности действующих производств, то, насколько нам известно, сегодня реально строят новые технологические линии только «Мордовцемент», «Серебряковцемент» и «Сода» из Стерлитамака.

— Тем не менее рано или поздно конкуренция на цементном рынке обострится. Как вы намерены бороться за потребителя, будет ли у вас явное конкурентное преимущество?

— В ближайшие пять-десять лет в стране сохранится дефицит цемента. Потом, по мере насыщения рынка и строительства новых цементных мощностей, ситуация стабилизируется. В этих условиях мы сможем предложить строителям все, что они захотят. Пока они просят марку 400–500Д0, хотя мы сможем наладить производство и высокомарочных цементов — до 1000Д0. Но для того чтобы такие цементы производить, должен сформироваться спрос на высококачественную продукцию. Пока его нет. Поэтому в первую очередь мы намерены сделать ставку на стабильное качество продукции.

— Наличие такого монополиста, как «Евроцемент», является для вас помехой или, наоборот, стимулом к развитию цементного бизнеса?

— В условиях дефицита наличие такого крупного игрока не является проблемой для остальных участников этого рынка. Конечно, дефицит не вечен. По мере стабилизации объемов строительства и запуска новых производств цены на цемент будут снижаться. Вот тогда начнется конкуренция по себестоимости. У «Евроцемента» почти все заводы «мокрого» способа производства, и они не смогут конкурировать с «сухими» заводами. Другой уровень издержек. Чтобы выйти на новый технологический уровень, владельцам «мокрых» заводов придется реконструировать старые производства, либо «мокрые» заводы просто умрут.

Глобализация отрасли

— У вас за спиной висит карта железных дорог России и стран СНГ. Означает ли это, что амбиции «БазэлЦемента» выходят далеко за пределы российского рынка?

— Конечно. Проблемы, которые существуют в России, актуальны и для соседних стран. Там те же технологии, те же заводы. Например, в Казахстане цены на цемент еще выше, чем в России. Недавно мы купили там завод «Састобе-Цемент» мощностью пятьсот тысяч тонн в год. Раньше он специализировался на производстве белого цемента, мы же намерены провести его комплексную реконструкцию и переориентировать предприятие на выпуск серого цемента.

— Планируете поставлять продукцию из Казахстана на российский рынок?

— Зачем? Казахстан сейчас — большая стройплощадка. Вообще в советское время считалось, что цемент невыгодно возить далее чем на пятьсот километров. Сейчас ситуация изменилась, потому что в производстве цемента получается большая маржа. Себестоимость производства цемента на заводе мощностью более одного миллиона тонн составляет порядка тридцати долларов за тонну, тогда как цена зашкаливает за сто долларов. Неудивительно, что в Москву в прошлом году поставляли цемент из Сибири, то есть за три-четыре тысячи километров. Но такое возможно только в условиях острого дефицита.

— Рынки цемента стран дальнего зарубежья вас тоже интересуют?

— Да. Нас интересует Индия, Китай, страны Магриба. В Китае нам интересны заводы, которые могут поставлять продукцию на экспорт, то есть расположенные рядом с морскими портами. Из Китая в прошлом году более тридцати миллионов тонн цемента было отправлено в США. В основном в виде клинкера, полуфабриката цемента. В связи с подписанием Киотского протокола Европа из крупнейшего производителя цемента тоже превращается в крупнейшего потребителя клинкера. За последние пять лет в Европе было построено более ста цементных производств, девяносто пять процентов которых — это установки для помола клинкера. Сегодня выгодно производить цемент там, где низкая цена на топливо — это один из основных компонентов себестоимости. Если есть возможность осуществления крупных морских перевозок, то производить клинкер можно за тысячи километров от точки потребления. Таким образом, становится выгоднее делать цемент за пределами развитой экономики. Объем торговли цементом и клинкером в мире растет на семь-восемь процентов ежегодно. Отрасль глобализируется. Правда, пока наша страна выпадает из этого процесса, поскольку не имеет инфраструктуры для такой торговли. Особенно большие проблемы с этим в европейской части России. Отсутствуют специализированные терминалы по перегрузке насыпного цемента. Есть один терминал, через который «Новоросцемент» грузит на экспорт цемент, и все. Принять этот специфический товар мы не можем. Он пылит, и просто так лопатами его не перекидаешь. Кроме того, наши порты в европейской части мелководные. А цемент — это товар относительно дешевый, его выгодно возить большими кораблями свыше шестидесяти тысяч тонн. Такие суда в большинстве своем наши порты принять не могут.

— В начале интервью вы сказали, что компания «БазэлЦемент» намерена не только производить цемент, но и выйти на рынок нерудных материалов.

— Да, в марте мы приобрели крупное месторождение базальтов в Архангельской области, на базе которого будут построено предприятие по производству щебня. Кроме того, мы хотим предложить рынку всю номенклатуру нерудных материалов: граниты, кварциты, известняки, прочные и непрочные. Скорее всего, будем выходить на рынок Москвы, Петербурга, Краснодарского, Ставропольского краев, Ростовской области и Поволжья. Сейчас находимся в стадии приобретения ряда предприятий, ориентированных на местные рынки. Мы хотим стать заметным игроком в этой индустрии, предложив потребителям широкую палитру материалов.