Слепые на правый глаз

23 апреля 2007, 00:00

Одним из самых распространенных мифов о послевоенной ФРГ является миф о полной денацификации Германии — о якобы имевшем место отстранении от власти чиновников, запятнавших себя связями с нацистами. На деле все обстояло прямо противоположным образом: послевоенная Западная Германия была глубоко нацистским государством, органы власти которого вплоть до самых верхних уровней были переполнены бывшими офицерами СС, СД и гестапо, а также просто нацистскими идеологами, юристами, генералами вермахта. Так, все время канцлерства Конрада Аденауэра, с 1949-го по 1963 год, его ближайшим юридическим советником был Ханс Глобке — создатель нюрнбергских расовых законов, на основании которых в лагеря смерти были отправлены миллионы человек. Однако если люди вроде Глобке все же составляли в администрации канцлера меньшинство (причиной тому было желание сохранить хотя бы минимальное приличие), то спецслужбы новой Германии стали настоящим санаторием для высокопоставленных убийц.

Нацистами была пронизана Федеральная служба по охране конституции — BfV, в задачи которой по иронии судьбы входила и входит до сих пор борьба с неонацизмом. Так, одним из создателей BfV и руководителем ее службы сбора информации был бывший офицер гестапо и руководитель службы сбора информации РСХА Эрих Венгер. Параллельно с информационной работой в ведомстве Кальтенбруннера Венгер активно занимался жестоким подавлением партизанского движения во Франции.

Исключительно из нацистов состояло руководство службы внешней разведки ФРГ — BND. Ее под руководством американской администрации создал из бывших высших чинов офицеров СС, СД и гестапо генерал абвера Райнхард Гелен. Американское руководство предпочитало закрывать глаза на прошлое новых немецких спецслужбистов — в конце концов, у всех у них был огромный опыт борьбы с Советским Союзом, и этот опыт был для американцев гораздо важнее, чем желание наказать нацистских преступников. Прощенные нацисты это отлично понимали и легко могли позволить себе играть с огнем. Так, в течение трех лет руководство BND держало под сукном информацию о ставшем им известным местонахождении одного из главных организаторов холокоста Адольфа Эйхманна — пока того не разыскали самостоятельно израильские спецслужбы. Забота об Эйхманне со стороны немецких спецслужб не была случайной — его ближайший коллега по РСХА Алоиз Бруннер, отправивший в лагеря смерти сотни тысяч человек, был сотрудником BND вплоть до 1954 года и скрылся от правосудия при прямом содействии руководителя BND Райнхарда Гелена, доставшего ему поддельный сирийский паспорт. Бруннер был жив по крайней мере до середины 90-х годов, когда дал интервью журналу Stern, в котором заявил, что «горд тем, что очищал Европу от еврейской нечисти и с радостью повторил бы все снова».

Однако самой нацистской из всех спецслужб демократической Западной Германии стала Федеральная служба криминальной полиции — BKA, которой в 60-е годы и было поручено вести борьбу с RAF. Федеральная служба криминальной полиции была создана бывшим офицером СС, выпускником командной школы СС в Шарлоттенбурге Паулем Дикопфом, ответственным за депортацию «расово неполноценных» и «асоциальных» элементов в Штутгарте. Дикопф зарекомендовал себя в СС так хорошо, что уже в 1943 году был отправлен резидентом в Швейцарию, где к концу войны сумел наладить отличные отношения с американской резидентурой и предложить свои услуги в качестве силовика в послевоенной Германии. Западные союзники посчитали Дикопфа ценным агентом и не препятствовали его будущей карьере. Дикопф получил карт-бланш на набор сотрудников в создаваемую в ФРГ службу криминальной полиции, которую немедленно заполнил своими бывшими однокурсниками из командной школы СС. Заместителями и ближайшими доверенными лицами Дикопфа становятся его однокурсники по командной школе СС — эсэсовец с 1930 года Рольф Холле и бывший руководитель тайной военной полиции группы армий «Центр» Бернхард Ниггемайер, под чьим руководством только за пять месяцев 1944 года на оккупированной территории Советского Союза было уничтожено более двух тысяч мирных граждан и военнопленных.

Историю создания на базе BKA приюта для высокопоставленных нацистов отлично описал бывший полковник BKA Дитер Шенк, уволенный в 1989 году за излишний интерес к темным сторонам истории своего ведомства.

В своей книге «Слепые на правый глаз. Коричневые корни BKA» Шенк пишет: «Из 47 высших руководителей BKA по состоянию на 1959 год 45 имели коричневое прошлое. Половина руководителей BKA были преступниками в криминологическом смысле слова. Я пишу “в криминологическом смысле”, потому что ни один из них не был осужден немецким судом, что является моральной катастрофой. Треть руководителей BKA были сотрудниками гестапо. Пятнадцать руководителей BKA были членами карательных отрядов в Польше и Советском Союзе, участвовавшими в уничтожении мирного населения. Некоторые руководители BKA лично участвовали в расстрелах женщин и детей. Пятеро были “убийцами за письменным столом” — чиновниками, подписывавшими приказы об отправлении в лагеря смерти бессчетных гомосексуалистов, цыган и “асоциальных элементов”. Двое руководителей BKA были членами полевых судов и судов СС. Лишь двое из руководителей BKA были осуждены за свои преступления — и в обоих случаях это были иностранные суды. Например, один из руководителей BKA Тео Зэвеке лично расстреливал заложников в Милане и был заочно приговорен в Италии после войны к пожизненному заключению. Но Германия не выдала его итальянцам, он умер почетным пенсионером. Невероятно, но факт: отдельные руководящие сотрудники нацистской полиции прямо наследовали свои должности в структурах новой федеральной полиции. Так, руководитель следственной службы имперской полиции Курт Аменд стал руководителем департамента следственных мероприятий в BKA, начальник архива отпечатков пальцев Хайнц Дрешер стал руководить архивом отпечатков пальцев BKA, то же касалось руководителя отдела улик имперской полиции Рудольфа Маллига и руководителя отдела спецсредств имперской полиции Генриха Беккера».

«Коричневая» история немецких спецслужб до сегодняшнего дня является одной из самых табуированных тем в немецком обществе, для спецслужб ФРГ до сих пор крайне актуальны слова канцлера Аденауэра, сказанные им в 1951 году с трибуны бундестага: «Пора положить конец поискам нацистов». Большинство документов по истории создания BND в Германии до сего дня носит гриф «Секретно», и для изучения истории создания этой спецслужбы немецкие историки вынуждены пользоваться документами библиотеки конгресса США. В 2002 году, отвечая на депутатский запрос о роли нацистов в создании немецкой BND, правительство коротко ответило, что «организация, созданная генералом Геленом, не была немецкой организацией». Точно так же лаконично правительство ответило в 2001 году на депутатский запрос Уллы Йельпке относительно роли нацистов в создании BKA: «BKA не имеет нацистского прошлого, поскольку была создана в 1951 году». Полковник в отставке Дитер Шенк, получивший в 2001 году формальное разрешение министра внутренних дел Отто Шили поработать в архивах BKA, до сих пор не смог попасть в них: по его собственным словам, «руководство ВКА отказало в доступе к архивам, поскольку такой доступ нарушил бы последнюю волю Пауля Дикопфа».