Наш первый президент

Политика
Москва, 07.05.2007
«Эксперт» №17 (558)
Ругать и хвалить эпоху Ельцина равно бессмысленно. Её нужно понять

Прими усопшего, Господь,
В Твои блаженные селенья.

«Иоанн Дамаскин»

 

Первый президент России умер и похоронен. В последние годы о Ельцине в публичном пространстве говорили не слишком часто, но весть о его кончине побудила высказаться многих — и стало ясно, как до сих пор разноречивы мнения о нём. Так было и прежде: оценки этому человеку всегда давались полярные. Все согласны, пожалуй, лишь в одном: это был человек действительно исторического масштаба. Да с этим и невозможно спорить. В конце 80-х годов на политическую арену вышло множество разных, в том числе очень нерядовых людей, но удержаться в центре событий всё бурное десятилетие не удалось никому, кроме Ельцина. Его многие, к концу второго президентского срока почти все, хотели бы убрать, но он удержался — и сам передал страну человеку следующего поколения. А удержаться он смог именно потому, что оказался равновелик историческим событиям — в отличие от иных, кого поднятая ими же волна захлестнула и смыла, сбросила на обочину или даже в полное забвение.

Ельцина не забыли и не забудут. Это не хула и не похвала, это констатация очевидного. Спорят и ещё какое-то время будут спорить, с каким знаком он войдёт — уже вошёл — в историю. Когда говорят, что история вынесет свой приговор, имеют в виду, что споры с годами утихнут, ничего более. Какой общеобязательный приговор она вынесла основателю предыдущего варианта Российской Федерации, Ленину? Да никакого — или, если угодно, пару противоположных; каждый волен пользоваться каким захочет. История не будет знать о Ельцине ничего существенного, чего не знаем мы, а понимать его будет даже хуже нас — просто в силу большей отдалённости. Так что разбираться с нашим отношением к нашему первому президенту надо нам самим, никто за нас этого не сделает. А сделать это надо хотя бы по чисто прагматическим соображениям: от этого отношения в немалой мере зависит, как пойдут в стране дела дальше.

Хвалящие Ельцина ставят ему в наибольшую заслугу два деяния: он дал стране свободу и основал нынешнее Государство Российское. Хулящие Ельцина видят за ним три наибольших вины: он развалил Советский Союз, расстрелял парламент и начал (и проиграл) войну в Чечне. Заслуги — если это и впрямь его заслуги — гигантские, преступления — если он и впрямь в них повинен — тяжёлые. Попробуем хоть немного разобраться.

Начнём с главной вины. Совершенно независимо от отношения к коммунистическому режиму можно утверждать, что распад СССР вышел боком не только миллионам советских граждан, но и всему миру. Вместе с Союзом в одночасье рухнули основы послевоенного мироустройства, худо-бедно обеспечивавшие относительное спокойствие на земле; последствия этого только начинают разворачиваться — и уже сегодня мало кому особенно нравятся. Мир стал менее предсказуем и, по одному этому, на глазах набирает агрессивность. Если это — дело рук Ельцина, то нет ему прощения. Но не его рук это дело. Сверхдержавы не распадаются от бумажки с подписями трёх немолодых мужчин, нужны более глубокие причины.

Ельци

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (558) 7 мая 2007
    Эстония
    Содержание:
    Последний бой неизвестного солдата

    Беспорядки и их жестокое подавление привели Эстонию к серьезному политическому кризису. Глубокий раскол общества обнажил накопленные противоречия и пороки

    Обзор почты
    Спецвыпуск
    Реклама