Друзья не продаются, они покупаются

14 мая 2007, 00:00

Среднеазиатское турне Владимира Путина стало мощной контратакой Москвы на стратегические планы ЕС и США провести сеть альтернативных России трубопроводов из Каспийского региона

Никогда еще схватка за ресурсы Каспия не становилась предметом такой изощренной и открытой дипломатической игры. Девятого мая Владимир Путин посетил Казахстан и заедет туда еще раз на обратном пути из Ашхабада — аккурат в те самые дни, когда по инициативе Леха Качиньского в Варшаве предполагалась встреча президентов пяти государств: Польши, Украины, Азербайджана, Грузии и Казахстана. Вольное или невольное отсутствие Нурсултана Назарбаева на этом мероприятии, в ходе которого планировалось договориться о создании к 2011 году нефтяного маршрута Одесса-Гданьск в обход России с использованием уже действующих трубопроводов Одесса-Броды (Украина) и Плоцк-Гданьск, лишило польскую инициативу всякого смысла. Для строительства нефтепровода Одесса-Гданьск, а также Транскаспийского трубопровода и «Набукко» (поставка каспийского и иранского газа посредством турецкой газопроводной сети в Европу через Румынию, Венгрию и Австрию) необходимы долгосрочные гарантии поставок казахстанской нефти. Сейчас Казахстан добывает около 65 млн тонн нефти и планирует как минимум удвоить эту цифру к 2015 году. Эти новые объемы до сих пор не были вписаны ни в какие контрактные обязательства, и все крупные игроки бросились делать свои ставки. Назарбаев не отказывал никому. Поляков он всегда уверял в своей глубокой заинтересованности в маршруте Одесса-Броды, который нужно только достроить до польского Плоцка. Джорджа Буша и Дика Чейни, а также европейских лидеров — в важности Транскаспийского проекта и «Набукко». Он всегда умел быть своим для всех основных мировых игроков.

Не сумев предотвратить строительство нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД) и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзерум (БТЭ) в обход своей территории, Россия стала наносить по этим проектам один контрудар за другим. Строительством Северо-Балтийского газопровода снижается зависимость от восточноевропейских стран-транзитеров. Строительством трансбалканского нефтепровода Бургас-Александруполис (а также тактическим наращиванием транзита газа через территорию Украины) выбиваются так необходимые для БТД и БТЭ, а также других альтернативных России проектов дополнительные объемы нефти и газа. Более того, Москва намерена сделать нефтепровод Бургас-Александруполис продолжением основного нефтепровода — Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) длиной 1 510 км, который уже соединяет нефтяные месторождения в западном Казахстане с терминалом нефтепровода в Новороссийске (в настоящее время обслуживает 90% российского экспорта нефти).

На переговорах Путина и Назарбаева вопрос о расширении транзита нефти через КТК встал ребром. Казахстан владеет в КТК 19% акций и требует от России расширения его мощностей в обмен на гарантированную загрузку Бургаса-Александруполиса 17 млн тонн нефти в год. Проблема только в том, что КТК, будучи фактически одним из немногих частных трубопроводов в российской сфере влияния (им, помимо России и Казахстана, владеет консорциум из западных компаний), работает в убыток. Де-факто стратегию КТК определял пул миноритарных участников проекта — использующих трубопровод нефтедобывающих компаний (в частности, Chevron — 15%, Rosneft-Shell — 7,5%, Mobil — 7,5%). Они кровно заинтересованы в низких тарифах на прокачку нефти и высоких процентных ставках на собственные финансовые средства, вложенные в строительство проекта. Выходить из этой сложной ситуации теперь придется российской «Транснефти», которая недавно получила в управление 24-процентный пакет акций КТК, принадлежащий нашей стране. Пока же рост объемов прокачки нефти через эту трубу означает взрывной рост убытков.

Назарбаев согласился на увеличение транзита своих нефтяных ресурсов по российской территории — и это личная и безусловная победа Путина, — но оставил за собой право изменить стратегию в случае срыва договоренностей с российской стороны по увеличению мощности КТК.

Теперь объектом мощного дипломатического прессинга остается только президент Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедов, которому предстоит сделать нелегкий выбор — направить свой газ в Транскаспийский (антироссийский) или Прикаспийский трубопровод. Чтобы окончательно и бесповоротно переломить ситуацию в свою пользу, Москве придется нарушить монополию «Газпрома» на экспорт среднеазиатского газа в Европу и поделиться с Туркменистаном и Казахстаном богатой экспортной выручкой. Исторические трансформации идут на наших глазах. Жесткое противостояние великих держав в Средней Азии делает чью-либо монополию в этом регионе невозможной.