Отдых на Волге

21 мая 2007, 00:00

Саммит Россия-ЕС, проходивший в Самаре, продемонстрировал глубокий политический кризис, в котором находится Евросоюз

До последнего момента было непонятно, стоит ли встречаться вообще. По уже сложившейся традиции за три дня до саммита Польша и Литва сообщили о том, что они накладывают вето на начало переговоров России и ЕС по новому Соглашению о партнерстве и сотрудничестве. Верховный представитель по внешней политике ЕС Хавьер Солана вообще решил на саммит не ездить, утомленный постоянным обсуждением «мясного вопроса». Ситуацию спас министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штанмайер, прилетевший в Москву накануне саммита и разъяснивший позицию Германии. В итоге в сокращенном виде саммит все-таки состоялся. Президент Путин показывал канцлеру Германии Ангеле Меркель и президенту Еврокомиссии Жозе Мануэлю Баррозу красивые волжские виды и потчевал их блюдами русской кухни. Баррозу пытался проводить жесткую политику требований к России, поднимая вопросы о подписании энергетической хартии и отмене запрета на ввоз польского мяса. Однако, как и ожидалось, никаких особых подвижек в этих вопросах ему достичь не удалось. Единственное, на что Россия согласилась, — это построить в Польшу (а может быть, и в другие страны) ответвление от северного газопровода. Это делает проект несколько дороже, но все равно не дает возможности Польше и Прибалтике получать деньги от транзита газа через их территорию.

С Ангелой Меркель беседы проходили в более позитивном русле. Оказалось, Германия также не очень довольна тем, как США повели себя в отношении установки системы ПРО в Чехии и Польше. Соединенные Штаты не стали консультироваться с другими странами — членами НАТО по этому вопросу, а сразу напрямую повели разговоры с польским и чешским правительством. Самоуправство восточноевропейских стран до сих пор остается больным вопросом для Германии, им никак не могут простить позицию, занятую в начале войны в Ираке. Так что саммит все-таки завершился на позитивной ноте, несмотря на его относительную бессмысленность.