Принять вызов

Елена Овчинникова
21 мая 2007, 00:00

Опыт Вологодской области свидетельствует: моноструктурную экономику, сохранившуюся в большинстве российских регионов еще со времен застоя, можно успешно диверсифицировать

Совместный проект журнала «Эксперт» и администрации Вологодской области

В феврале текущего года руководство Вологодской области отчитывалось на заседании правительства РФ о своей деятельности по социально-экономическому развитию региона. С тех пор как ввели такой порядок, «под увеличительным стеклом» успело побывать уже значительное число субъектов федерации. Поэтому полученную вологжанами оценку можно назвать беспрецедентной — в протоколе заседания российского правительства значится не стандартное «принять к сведению работу правительства Вологодской области», а «одобрить» эту работу. Ранее так не писали ни об одном регионе.

Итоги социально-экономического развития Вологодской области действительно впечатляют. Последние несколько лет этот отнюдь не самый большой и не самый богатый природными ресурсами регион занимает второе место в России и первое — в Северо-Западном федеральном округе по производству промышленной продукции на душу населения. В 2006 году на каждого жителя области приходилось по 211 тыс. рублей произведенной промышленностью области продукции, в то время как аналогичный показатель в среднем по стране был почти вдвое меньше — всего 110 тыс.

Валовой региональный продукт с 1997-го по 2006 год вырос в сопоставимых ценах в полтора раза. По объему ВРП на душу населения область занимает сейчас десятое место в Российской Федерации и третье — в Северо-Западном федеральном округе. Объем промышленного производства за десятилетие увеличился в регионе почти в полтора раза, и в минувшем году был восстановлен уровень производства 1991 года.

Область сложно назвать аграрным раем, поскольку 75% ее территории относится к зоне рискованного земледелия. Но сельское хозяйство как отрасль здесь рентабельно с 1999 года и, как свидетельствуют данные Минсельхоза РФ, по уровню эффективности производства занимает четвертое место в России. Производство молока в сельхозорганизациях с 1997 года выросло в 1,3 раза, а надои на одну корову увеличились вдвое, составив на сегодня около 4,5 тыс. кг. По производству сельхозорганизациями молока в расчете на одного жителя область держит первое место в России, по производству яиц — шестое, а мяса — девятое.

С 2000 года Вологодская область перестала быть дотационной и вошла в число регионов-доноров. По уровню бюджетной обеспеченности она занимает, в соответствии с рейтингом Минфина России, шестое место в Российской Федерации. Не менее привлекательно выглядит регион в рейтингах Standard & Poor`s (долгосрочный кредитный рейтинг по международной шкале — BB- , по российской — ru AA-), Moody`s (долгосрочный кредитный рейтинг — Аа1.ru), AK & M (шестое место по РФ в рейтинге кредитоспособности, в том числе по экономическим показателям — четвертое, а по финансовым — восьмое).

Подобные результаты стали возможны потому, что у региональной власти имеется четкое видение своих стратегических целей и профессиональное представление о том, как именно их можно достичь. Все цели и методы зафиксированы в Концепции стратегии социально-экономического развития Вологодской области на долгосрочную перспективу. Она была утверждена постановлением регионального правительства в начале 2004 года, однако первые кирпичики в ее фундамент — в виде отдельных отраслевых концептуальных документов — были заложены правительственной командой значительно раньше, еще в предыдущее пятилетие.

«Некоторые из этих документов сейчас, десятилетие спустя, выглядят наивными, — говорит Леонид Иогман, начальник департамента экономики, первый заместитель губернатора области. — Но нам бог дал десять лет работы без дерготни, и это главное. Было время для выстраивания стратегий, для осознания горизонта планирования и для реализации наших планов».

Теория и практика

Если оценивать Концепцию стратегии коротко, то это не догма, а, скорее, некая подвижная модель, способная трансформироваться с учетом меняющихся условий и обстоятельств. Она даже внешне не слишком похожа на подобные программные документы, созданные в других российских регионах. Например, в ней отсутствует традиционный «советский» отраслевой подход.

«Мы отказались от него, потому что это тупиковый путь. Прорывные идеи, прорывные проекты реализуются на межотраслевых стыках, — убежден глава департамента экономики. — Да и нет у нас ресурсов — ни материальных, ни временных, ни человеческих — в количестве, достаточном для одномоментного решения всех проблем. Можно, конечно, идентифицировать некую точку роста, вбить туда все ресурсы. Но это очень опасная вещь, особенно когда ее начинают реализовывать чиновники. Слишком велика цена ошибки. Поэтому мы предпочитаем проектный менеджмент».

На практике это означает, что правительство области поддерживает и развивает не туристскую индустрию вообще, а один конкретный, хотя и очень крупный проект — «Великий Устюг — родина Деда Мороза»; не деревоперерабатывающую отрасль в целом, а проект «Строительство интегрированного деревоперерабатывающего предприятия». Подобных мегапроектов у Вологодской области не так уж много, но всем им присущи два признака: во-первых, они обеспечивают мощный мультипликативный эффект, во-вторых, либо за счет сырья, либо за счет генеральной идеи позволяют накрепко сшивать в кластер бизнесы, отрасли и территории.

Это еще одна особенность вологодской Концепции стратегии — ее основой являются три совершенно новых пока для российской глубинки инструмента пространственного планирования, в частности кластерный подход, «коридоры развития» и межгородское агломерирование (спекание). Не стоит полагать, однако, что правительство Вологодской области отрабатывает на ниве экономики некий увлекательный научный эксперимент — планы и проекты власти имеют достаточно точно обсчитанный практический результат.

Так, за последние десять лет в экономику региона вложено в общей сложности 228 млрд рублей инвестиций, российских и иностранных. По существу их объем увеличился почти в 4,5 раза, благодаря чему в производстве изделий из стекла, текстильной и швейной отраслях, лесопромышленном комплексе, в связи, на транспорте и в ряде других видов деятельности модернизированы и введены новые современные производственные фонды и мощности.

Основной инвестиционный бум пришелся на последние три года, когда объем капитальных вложений скакнул с 18,3 млрд рублей в 2003 году до 60,9 млрд в 2006-м, обеспечив Вологодской области по этому показателю девятое место в России. Подобный феномен объясняется просто: частный капитал оценил те усилия, которые прилагала региональная власть на протяжении десяти лет, и принял предложенные ему условия сотрудничества.

Застойный изъян

Новый инструментарий призван помочь вологжанам также в решении заскорузлой «застойной» проблемы, а именно преодолении моноструктурности экономики. Этот изъян типичен для многих субъектов федерации, но в особенности для северных регионов, изначально развивавшихся как некие сырьевые придатки Центральной России. В Вологодской области, например, более 60% в объеме производства приходится на долю ОАО «Северсталь». Гигант черной металлургии также обеспечивает региону 80% объема прибыли.

«Моноструктурность — очень серьезный вызов, оставшийся у нас еще со времен Госплана, — рассказывает Леонид Иогман. — Согласитесь, что неправильно, если более миллиона человек, практически все население региона, зависят от ситуации на каком-то одном мировом товарном рынке. Фактически, конечно, от ситуации на трех рынках — металлов, минеральных удобрений и лесной продукции, но существа дела это не меняет. Структура должна трансформироваться. А для ускорения диверсификации мы обязаны повысить конкурентоспособность всех основных секторов экономики. Либо уже действующих и реальных, либо нами придуманных и созданных.

«Придуманных» — сказано не ради красного слова. Несколько лет назад буквально из нескольких слов родился проект «Великий Устюг — родина Деда Мороза». Идея была такова: обустроить в красивом старинном городе с высоким уровнем безработицы вотчину любимого российского дедушки и зарабатывать деньги на приеме туристов. Сегодня эта вотчина дает Вологодской области более 130 тыс. гостей в год и 11-е место в общероссийском рейтинге туристского потенциала.

Процесс диверсификации ранее существовавших отраслей также идет вполне успешно — в течение последнего десятилетия более высокими темпами по сравнению с металлургическим производством растет выпуск продукции в других перспективных видах экономической деятельности. Так, производство стекла и изделий из стекла выросло в 9,6 раза, обработка древесины и изготовление изделий из дерева — в 2,2 раза, химическое производство — в 1,7 раза, машин и оборудования — в 1,5 раза, производство пищевых продуктов, включая напитки, — в 1,5 раза.

Приоритетный для региональной власти способ стимулировать нужную ей динамику — развитие транспортной и социальной инфраструктуры. Практически каждый год последнего десятилетия ознаменован вводом в эксплуатацию очередного крупного объекта дорожного хозяйства. За этот период в Вологодской области построено около 800 км автодорог и 75 новых мостов.

Механизмом трансформации и усиления взаимосвязи выступает ряд «сшивающих» инфраструктурных проектов, которые формируют единое экономическое пространство.

За последние три года введены объекты транспортной инфраструктуры: новый аэровокзальный комплекс в Череповце; второй железнодорожный путь на участке Вологда—Буй; в Вологде завершена реконструкция моста 800-летия. Продолжается строительство путепроводной развязки в п. Шексна, третьего пускового комплекса обхода Вологды.

«Сегодня когда говорят о комфортных условиях для развития бизнеса, то подразумевают прежде всего наличие некоего инфраструктурного набора, — отмечает Леонид Иогман. — Мы же под инфраструктурой понимаем весьма обширный пакет, в который, безусловно, должны входить транспорт, трафики информационной связи, электроэнергетика, тепло, инженерия. Но не только. Также необходимы органы власти, учреждения образования и здравоохранения, суды и так далее — словом, и административная инфраструктура. Либо на территории эти инфраструктуры собираются в пакет, и тогда это место становится привлекательным для бизнеса, либо не собираются, и тогда отсутствие или младенческая слабость каких-либо структур делает пакет в целом непривлекательным. Собирая, сшивая такие пакеты на территории Вологодской области, мы тем самым создаем комфортные условия для развития бизнеса и усиливаем свои конкурентные преимущества».

Как следствие, изменилась и структура доходов бюджета. Развитие «неметаллургических» секторов экономики привело, соответственно, к росту их доли в доходной части областного бюджета с 25% в 2000 году до 58% в 2006-м. Сказанное вовсе не означает, что металлурги снижают свои платежи, напротив, они их неуклонно увеличивают и продолжают вводить новые производства и новые продукты. Просто другие сектора экономики развиваются динамичнее. Такие результаты невозможны были при социалистическом планировании — для их достижения «спущенной сверху» тактики мало, требуется своя, региональная, стратегия.