Бюрократия адаптивная и мимикрирующая

Экономика и финансы
Москва, 21.05.2007
«Эксперт» №19 (560)
Административная реформа не провалилась, уверен статс-секретарь, заместитель министра экономического развития и торговли РФ Андрей Шаронов. Просто сроки ее увеличились, поскольку объект реформирования оказался очень сложным, хитрым и изворотливым

Судьба реформ, объявленных Владимиром Путиным в начале его президентского правления, к сегодняшнему дню сложилась по-разному. Две из них активно развиваются. Военная уже привела к результату, порадовавшему подавляющее большинство россиян, — сокращению срока службы в армии. Энергетическая тоже вступила в заключительную стадию, но это многих скорее настораживает, чем радует. Налоговая реформа уже завершилась (без особой, впрочем, пользы для экономики), а судебная фактически пока и не началась.

Еще две реформы — пенсионную и административную — общественность признала провалившимися. Логично было бы предположить, что в 2008 году, с приходом нового президента, на них будет поставлен крест и они канут в историю.

Однако это предположение не подтверждается. О ситуации, сложившейся вокруг пенсионной реформы, мы недавно беседовали с председателем Пенсионного фонда Геннадием Батановым (см. «Эксперт» №16). А о состоянии и перспективах административной реформы «Эксперту» согласился рассказать статс-секретарь, заместитель министра экономического развития и торговли РФ Андрей Шаронов.

— Что происходит с административной реформой? Она провалилась?

— Нет, она не провалилась. Но, как всегда у нас случается с глобальными начинаниями — а я считаю, что это глобальное начинание, — мы столкнулись с несколькими серьезными проблемами, которые характерны не только для административной реформы.

Первое — традиционные завышенные ожидания. Мы ведь больше пятисот дней ждать ничего не готовы, это у нас в крови: если переход от социализма к капитализму — то за пятьсот дней, если трансформация системы государственного управления и даже шире, управленческой парадигмы — тоже за несколько десятков или сотен дней, не больше. Естественно, мы всегда сталкиваемся с тем, что в действительности процессы идут гораздо дольше и оказываются более сложными, чем мы ожидаем.

А второе — это, конечно, непоследовательность, стремление к компромиссам, которые мы пытаемся объяснить тем, что именно сейчас, в данный момент, удобнее чего-то не делать. И это тоже негативно отражается на результатах. Пожалуй, вот две главные причины, которые снижают результативность административной реформы и по сути, и в общественном мнении.

— На каком этапе сейчас находится административная реформа, какие задачи решены, какие в настоящий момент решаются и какие будут решаться в обозримой перспективе?

— Мы пытались в начале реформы и в ходе ее реализации заниматься уточнением и ограничением функций ведомств. Считаю, что чего-то нам удалось достичь, потому что на начальном этапе все было гораздо хуже даже с точки зрения понимания: какие функции, какие ведомства и на каком основании выполняют, нужно ли это государству, нужно ли это делать на федеральном, региональном или муниципальном уровне. Сейчас на многие из таких вопросов уже есть ответы и происходит соответствующее изменение нормативной базы, перераспределение функций в пользу гражданского общества, бизнеса, субъектов федерации, муниципалитетов.

Второй момент — это т

У партнеров

    «Эксперт»
    №19 (560) 21 мая 2007
    Официальная дипломатия
    Содержание:
    Не по праву силы

    Результаты поездки президента Путина по странам Средней Азии свидетельствуют об успешном для нас старте нового раунда борьбы за транзит каспийских углеводородов. За лояльность России продавцы углеводородов выжмут из нее множество уступок

    Разное
    Обзор почты
    Реклама