Страна на разрыв

Борис Вуйко
4 июня 2007, 00:00

Украина обречена на долгие годы нестабильности. У президента Виктора Ющенко не хватает ресурсов победить премьер-министра Виктора Януковича. У премьера ресурсов для победы достаточно, но совсем нет решимости

В субботу 26 мая Украина, как казалось многим, подошла к окончательной развязке затянувшегося политического кризиса. К столице со всех концов страны двигались внутренние войска, подконтрольные президенту Виктору Ющенко. Перед военными ставилась конкретная задача — взять под охрану государственные учреждения, и в первую очередь генпрокуратуру, где засел Святослав Пискун, не подчинившийся указу президента об увольнении. Генпрокурора охраняли силы МВД, которое подчинялось Виктору Януковичу. Столкновение казалось уже почти неизбежным, но… внутренние войска остановили народные депутаты от правящей коалиции и инспекторы ГАИ.

Вопреки прогнозам войска не стали прорываться в город, а мирно расположились на обочине дороги и стали ждать дальнейших указаний (видно, воевать им не очень хотелось). Чаша весов, казалось, окончательно склонилась в пользу коалиции — ожидали даже ареста Виктора Ющенко и людей из его ближайшего окружения, но в это время лидеры правящей коалиции — Виктор Янукович и спикер парламента Александр Мороз пошли на переговоры с президентом. К воскресному утру они родили мирный план — выборы, которых так долго требовал президент, назначены, но не на июнь, как он планировал, а на 30 сентября. Дата рассматривается как уступка коалиции, у которой теперь есть время подготовиться к выборам. Кроме того, президент согласился с требованиями «регионалов» по изменению законодательства, одобрил вхождение представителей коалиции в ЦИК и прочее.

Главное же — выборы будут проводиться не на основе сомнительного с правовой точки зрения указа президента, а на основе конституции, которая гласит, что парламент может быть признан недееспособным, если в нем отсутствует треть депутатов. Оппозиция уже объявила о готовности сложить 150 мандатов, что и составляет искомую треть. Коалиция с такой схемой согласилась.

Никто не возьмется сказать, соблюдут ли стороны договоренности и состоятся ли 30 сентября выборы. С уверенностью можно утверждать только одно: при любом исходе борьба продолжится до полной капитуляции одной из сторон до или после выборов. Компромисс маловероятен, равно как и скорое завершение войны.

А как все хорошо начиналось…

Еще два-три месяца назад любые разговоры о политическом кризисе и досрочных выборах казались абсурдными. Да, были очень серьезные противоречия между правительством Виктора Януковича, которое выбрал парламент из правящей коалиции, состоящей из трех партий: Партии регионов Януковича, Соцпартии Мороза и Компартии Петра Симоненко, с одной стороны, и президентом Виктором Ющенко, а также лидером оппозиции Юлией Тимошенко — с другой. Последняя, впрочем, время от времени вела разговоры о досрочных выборах, но в это никто не верил.

Позиции «регионалов» и их союзников были более чем сильны. Они прошли через болезненное повышение расценок на коммунальные услуги зимой с минимальными потерями рейтинга. Экономика начала демонстрировать прекрасные показатели — рост ВВП по итогам первого квартала составил 8%, в три раза больше, чем год назад; рост промышленного производства — 12,5%. Конечно, в этом немалая заслуга внешнеэкономической конъюнктуры (цены на сталь на мировом рынке растут), а также повышения доходов населения в предыдущие годы. Но трудно отрицать и тот факт, что отсутствие искусственно создаваемых потрясений (реприватизация, газовые войны с Россией и т. д.), а также серьезные бюджетные вливания в развитие экономики весьма благотворно на нее повлияли.

Новое правительство, конечно, не без греха. Коррупция продолжала процветать. Снова началась порочная практика приватизации предприятий без реального конкурса. Однако в сравнении с вакханалией после оранжевой революции это были детские шалости. «Донецкие», вопреки стереотипу, бизнес у людей не отбирали и особо не беспредельничали. Возможно, им и хотелось бы «поразмяться», но система сдержек и противовесов, заложенная в парламентской республике после политреформы, не допускала резких движений ни одной из сторон.

Неудивительно, что к марту 2007 года правительство серьезно укрепило свои позиции. На его сторону была готова перейти большая часть представителей промышленников и национального капитала, которые еще поддерживали Ющенко и Тимошенко. За счет них коалиция намеревалась собрать 300 голосов в парламенте (конституционное большинство) и ограничить полномочия президента, лишив его последних рычагов влияния в государстве (вплоть до избрания главы государства в Раде). Рост экономики позволял подумать об увеличении расходов на социальную сферу, что могло повысить популярность коалиции у населения.

Собственно, именно тогда президент, который долго колебался, решил действовать. Предшествовало рывку создание альянса между главой его администрации Виктором Балогой и Юлией Тимошенко. Вдвоем они сумели убедить Ющенко распустить Верховную раду и назначить досрочные выборы. Поддержали это решение и оставшиеся еще в обойме у президента олигархи, в первую очередь Игорь Коломойский (группа «Приват»). С гораздо меньшим энтузиазмом, но все-таки тоже поддержал план секретарь Совета национальной безопасности и обороны Виталий Гайдук (совладелец Индустриального союза Донбасса). Они рассчитывали таким образом сокрушить своих конкурентов, либо, по крайней мере, не допустить их чрезмерного усиления. 2 апреля президент подписал указ о роспуске парламента, что и стало началом кризиса.

Рейдерская атака

Поначалу атака президента выглядела безумием. Во-первых, рычаги влияния на ситуацию у него были несопоставимы с ресурсами правительства, которое контролировало к тому времени финансы, экономику, МВД и генпрокуратуру. В распоряжении президента оставалась армия, которая старалась держаться подальше от внутриполитических разборок, и полуразложившаяся Служба безопасности Украины (СБУ), в которой уже не один год идет чехарда руководителей. Во-вторых, правовые основания указа были крайне сомнительны, и практически все эксперты твердили: Конституционный суд признает его нелегитимным тем паче, что еще до указа было понятно: большинство судей в этом органе поддерживают коалицию. В-третьих, в данном случае у Ющенко не было однозначной поддержки Запада. В США и ЕС, возможно, и хотели избавиться от «пророссийского» Януковича, но резкость и откровенная «неевропейскость» действий Ющенко, чреватая распадом Украины, сильно озадачила зарубежных друзей оранжевой революции. В-четвертых, и это главное, непонятен был смысл действий президента. Все опросы показывали, что даже в ходе досрочных выборов побеждает Партия регионов либо Блок Юлии Тимошенко, но никак не пропрезидентская «Наша Украина». И Янукович, и Тимошенко в качестве премьера — крайне неудобные для президента персонажи, и еще неизвестно, кто хуже.

Роспуск парламента не решал и главной задачи Ющенко — возвращение президенту его полномочий, отобранных в ходе политреформы. Он всего лишь оттягивал момент, когда правительство сконцентрирует в своих руках максимум полномочий и превратит президента в английскую королеву. Единственным логическим объяснением действиям президента казалось его стремление повысить свой рейтинг и рейтинг партии, что теоретически позволило бы создать удобную ему коалицию в будущем парламенте. Но эта задача также казалась нерешимой.

Однако Янукович повел себя на удивление неуверенно. Коалиция избрала оборонительную тактику — ждать решения Конституционного суда (КС), видимо, в расчете на повторение событий 2004 года. Тогда в разгар оранжевой революции Верховный суд Украины признал второй тур выборов, в которых победил Янукович, недействительным и назначил третий тур, подарив тем самым победу Ющенко. Аналогично, по их мнению, должны были развиваться события и в 2007 году. Однако история не повторяется. В 2004-м власть Ющенко передал не Верховный суд, а Майдан. Именно сотни тысяч людей на главной площади Киева подавили волю тогдашней власти к сопротивлению и вынудили ее сдаться. Верховный суд лишь облек в пристойную форму сей акт капитуляции.

В 2007-м Янукович должен был организовать мощное давление на Ющенко, подавив его волю к сопротивлению и показав всему миру, что именно он хозяин в стране. А Конституционный суд оформил бы сей факт в законном виде, но премьер то ли не захотел, то ли не смог этого сделать. Имея миллионы сторонников, Партия регионов и ее союзники так и не создали механизма их мобилизации и превращения в легионы, которые прошли бы по улицам городов, подавляя своей энергетикой врага. Массовку «регионалы» обеспечить сумели, но купленные «майданбайтеры» выглядели жалкой пародией на Майдан-2004.

Не были включены и механизмы правового воздействия на президента — заведение уголовных дел на его людей и на самого Ющенко. У коалиции, которая контролировала МВД и генпрокуратуру, для этого были все возможности.

Убедившись в безобидности «регионалов», президент и его команда начали действовать как заправские рейдеры-беспредельщики. Во-первых, буквально за пару дней до ожидаемого решения КС по указу президента о роспуске парламента Ющенко издал второй, которым отменил предыдущий и снова распустил Раду, назначив новые выборы на 24 июня. Естественно, рассмотрение документа от 2 апреля в Конституционном суде стало бессмысленным. Пока коалиция приходила в себя, Ющенко уволил несколько судей КС, которые, как он считал, поддерживали коалицию. В том числе и судью-докладчика по этому делу Сюзанну Станик.

Все это побудило Януковича пойти на первую уступку — согласиться на досрочные выборы. Это произошло 4 мая, и в течение последующих 20 дней рабочая группа из представителей коалиции и оппозиции пыталась согласовать новую дату и условия выборов. Переговоры быстро зашли в тупик. Коалиция оправилась от шока и организовала контратаку, чтобы исключить вообще досрочные выборы. Уволенных судей КС восстановили в правах решением районных судов юго-востока страны. После чего Конституционный суд заработал и принял к рассмотрению второй указ президента.

Счастье, казалось, вновь улыбнулось коалиции. Тем более что президент начал делать ошибку за ошибкой. Он решил силой заставить коалицию пойти на выборы. В 20-х числах мая его секретариат разработал несколько вариантов так называемого силового сценария, который предусматривал заведение уголовных дел на Януковича и прочих лидеров коалиции с последующим отстранением их от должности. После этого предполагалось провести выборы без участия партий коалиции и формирование «оранжевого» парламента (то есть без учета мнения половины страны).

Но дело не заладилось. Сначала замысел отказался реализовывать секретарь СНБО Виталий Гайдук, подав в отставку. Затем взбунтовался генпрокурор Пискун, не ставший выполнять указание президента по зачистке КС от неугодных Ющенко судей. Президент решил уволить бунтаря-прокурора, хотя и не имел на это никакого права по конституции. Святослав Пискун, естественно, не согласился со своей отставкой. Подконтрольное президенту управление Госохраны попыталось не пустить Пискуна в рабочий кабинет, но прокурор вызвал на подмогу спецподразделения МВД. Те быстро справились с президентскими людьми и восстановили статус-кво. Пискун — генпрокурор, здание охраняется милицией.

На следующий день президент вывел внутренние войска из подчинения министра внутренних дел социалиста Василий Цушко, которого назвал преступником, и отдал им приказ идти на Киев. У коалиции появился абсолютно законный повод арестовать Ющенко как организатора попытки государственного переворота, но это сделано не было.

Мира не будет

Вместо этого коалиция попыталась замириться, но совершенно очевидно, что из этого ничего путного не получится. Ситуация патовая: у Ющенко есть великое желание и готовность все перекроить в свою пользу, но нет ресурсов, у Януковича есть колоссальные ресурсы, но нет готовности их использовать. Решимость Януковича гасит в первую очередь позиция крупного бизнеса юго-востока, и прежде всего Рината Ахметова и его группы, а это более трети фракции. Им нужна стабильность, и ради стабильности они готовы договариваться с Ющенко о перемирии. Эта группа еще верит в возможность осуществления своей мечты — формирование в будущем парламенте большой коалиции с участием Партии регионов и «Нашей Украины», которая обеспечит спокойствие в стране на долгие годы.

Наивные мечты. «Нашу Украину» контролирует Игорь Коломойский, для которого Ахметов — конкурент номер один. Поэтому донецкого миллиардера, вероятно, постигнет то же разочарование, что и в 2005 году, когда он надеялся подружиться с Ющенко. Тогда ответом стала попытка президентского окружения отобрать у Ахметова его бизнес, его близкий друг Борис Колесников оказался в тюрьме, а сам Ринат Леонидович был вынужден скрываться за границей, пока Ющенко не ослаб в ходе конфликта с Тимошенко и не перестал быть опасен.

Теоретически альянс НУ-ПР возможен, но исключительно в случае отказа Виктора Януковича от премьерства и при назначении премьера из числа соратников президента. Юлия Тимошенко исключается. Президент хочет этого добиться любым образом, чтоб обезопасить себя от главного конкурента на будущих президентских выборах. Однако сейчас Янукович имеет куда большее влияние на Партию регионов, чем во время выборов 2006 года, а позиции Ахметова ослабли. И потому сей план вряд ли будет реализован, даже если выборы состоятся.

К тому же их исход не ясен. Опросы показывают, что партии коалиции имеют перевес над «оранжевыми». В парламент железно проходят ПР и КПУ (вместе — более половины голосов). С «оранжевой» стороны — БЮТ, «Наша Украина» и блок «Народная самооборона» Юрия Луценко (бывший министр внутренних дел и близкий к Ющенко человек, который славится эпатажным поведением и собирается привлечь к себе разочаровавшихся и в Ющенко, и в Тимошенко избирателей). На грани прохождения барьера — Соцпартия Мороза.

Правда, за четыре месяца до выборов все может еще измениться. Коалиция рассчитывает поднять свой рейтинг массированными социальными выплатами. «Оранжевые» могут надеяться на мощный ресурс — ведущие телеканалы, которые уже сейчас начинают «мочить» коалицию. Кроме того, возможно, скажется разочарование электората Януковича уступчивостью своего лидера, что приведет к падению явки и перетеканию голосов к маргинальным партиям.

Слабость противников коалиции заключается в том, что их лидеры дискредитировали себя. Юлия Тимошенко многими воспринимается как абсолютно неуравновешенный человек. Балога имеет крайне неоднозначную репутацию (его в СМИ связывают с закарпатской контрабандой, а в свое время обвиняли в том, что он, будучи губернатором, полностью подмял под себя весь региональный бизнес). Неадекватным показал себя и Ющенко. Хоть к нему и перетекла от Тимошенко часть голосов «оранжевых» (впечатленных тем, как круто президент обошелся с «донецкими»), однако ущерб для его имиджа за границей колоссален. Для внешнего мира своими указами Ющенко поставил точку в сказке под названием «Оранжевая революция».

Страну ждет ремейк выборов 2004 года с малопредсказуемыми последствиями. Проигравшая сторона не признает итогов выборов, если таковые состоятся. Более того, президент своими действиями фактически создал прецедент, по которому любая фракция, получившая более 150 мест в парламенте (в любом случае в оппозиции будет именно столько депутатов), может его распустить.

Прощай, Европа

Обычно борьба Ющенко и Януковича представляется как борьба двух путей развития Украины. Ющенко отстаивает евроатлантическую интеграцию (вступление в ЕС и НАТО), открытие украинского рынка для транснациональных корпораций, украинизацию и отрыв от России. Януковича связывают с нейтральным статусом Украины, защитой национального капитала, либеральной языковой политикой (вплоть до статуса второго государственного для русского языка) и некими «особыми» отношениями с Россией.

В действительности все гораздо сложнее. Янукович последователен разве что в защите интересов национального капитала. Нейтральный статус и русский язык он в последнее время не очень активно артикулирует. А его позиция по выходу из кризиса (ждем решения Конституционного суда, ведем переговоры) сейчас вызывает куда большие симпатии у ЕС, чем экстремизм президента и его команды рейдеров.

Ющенко вроде бы все артикулирует четко, но его окружение плохо совместимо с евроатлантической интеграцией и тем более — с транснациональными компаниями. Такие олигархи, как Коломойский, сами не прочь установить контроль над украинской экономикой. А Балоге совсем не хочется согласовывать каждый шаг с Брюсселем и Вашингтоном. Поэтому еще и внутри окружения Ющенко предстоит весьма жесткая борьба за выбор будущего пути Украины. Причем уже сейчас понятно, что в ней имеют все шансы победить Коломойский и Балога. Не стоит удивляться, если пройдет немного времени, и госдеп США начнет клеймить президента Ющенко за нарушение прав человека и повальную коррупцию, а Балога зачастит в Москву.

Правда, есть и другой вариант. Если к тому времени отношения между Россией и США обострятся, то Вашингтон закроет глаза на все, что происходит в Киеве, и будет обращаться с Ющенко по принципу «нашего сукиного сына». Ему все простят. Лишь бы страну в НАТО провел и Россию постоянно нервировал. Что позволительно Саакашвили, то почему бы не разрешить и Ющенко?

Киев