Скверная история

Обвиняемый британской прокуратурой в отравлении Литвиненко бизнесмен Андрей Луговой представил свою версию случившегося. Из разоблачений Лугового следует, что Литвиненко был агентом MI6, а убил его либо Борис Березовский, либо британская разведка

22 мая Королевская прокуратура Великобритании предъявила обвинение в убийстве Александра Литвиненко бывшему офицеру ФСБ Андрею Луговому и потребовала его экстрадиции из России в Великобританию. Замороженный на полгода скандал, связанный с этим «странным» убийством, теперь снова актуализирован, причем в самой острой форме.

Произошло это непосредственно перед европейским турне Путина в Австрию и Люксембург. Притом что и убийство Анны Политковской, и само отравление Литвиненко также произошли перед европейскими турне президента РФ, такое совпадение сильно укрепило позиции сторонников версии, что все эти «загадочные» убийства непосредственно связаны с желанием «неких сил» ограничить внешнеполитическую активность Путина, закрыть ему и России путь в Европу (в довершение картины многие указывают, что нынешнему визиту в Австрию предшествовал и странный «слив» через журнал The New Times, в котором убийство Козлова объясняется его попытками помешать тайным финансовым операциям окружения Путина, осуществлявшимся при содействии австрийского Райффайзенбанка).

Однако, как бы красиво ни выглядели версии, обвинение британской прокуратуры радикально изменило ситуацию вокруг убийства Литвиненко. Есть материалы следствия, есть Андрей Луговой, который теперь уже не подозреваемый, а обвиняемый, Андрей Луговой, который находится в России и которого Россия отказывается выдавать. Данная картина выглядит однозначно: орудовал полонием именно Луговой, а Россия его покрывает и препятствует честному и независимому суду именно потому, что убил он Литвиненко не сам по себе, а по приказу (указанию) российских спецслужб. И мотив есть прекрасный — устранение предателя.

При этом выдать Лугового британскому правосудию Россия в общем не может. В Конституции ясно записано: «Гражданин Российской Федерации не может быть выслан за пределы Российской Федерации или выдан другому государству» (даже если опираться на конституционную оговорку про «международные договоры о выдаче», все равно окажется, что в подписанной Россией конвенции о выдаче содержится все та же оговорка про невозможность выдачи граждан Российской Федерации). Однако очевидно, что в этих тонкостях никто разбираться не будет и это самое «не может» будет однозначно трактоваться как «не хочет». Тем более что слишком многое в этом деле указывает на Лугового как на наиболее вероятного убийцу.

В такой ситуации нужен был ответный ход, который хоть как-то прояснил бы ситуацию с участием Лугового во всей этой истории и позиции. российских правоохранительных органов по поводу его дела. И он последовал.

Плохой и злой

31 мая Андрей Луговой со своим бизнес-партнером Дмитрием Ковтуном (вместе с которым он встречался в Лондоне с Литвиненко в день отравления) собрали в Москве пресс-конференцию.

Большую часть пресс-конференции Луговой посвятил разоблачению Александра Литвиненко и Бориса Березовского. Итак, со слов Лугового мы узнали, что Литвиненко оказался агентом британской разведки MI6 и долго, но безуспешно пытался завербовать и самого Лугового (в том числе выдал ему «английский мобильник» и книгу Евгения Гришковца для составления шифрограмм). Агентом MI6 оказался и Березовский: «Со слов самого Саши, сначала был завербован он. А после того, как по его совету Борис Абрамович передал англичанам какие-то документы из Совета безопасности, которые у него оставались, он также стал агентом MI6». Задачей «русских агентов» MI6 был сбор компромата на президента Путина и членов его семьи для подготовки в России государственного переворота.

Кроме революции Березовский и Литвиненко, по словам Лугового, через Фонд гражданских свобод занимались предоставлением политического убежища в Великобритании с перспективой получения гражданства состоятельным россиянам, имеющим проблемы с законодательством. Кроме внушительной суммы денег, от 500 тысяч до миллиона фунтов стерлингов, требовалось несколько критических статей, участие в оппозиционных митингах и уголовное дело экономического характера. По ходу своих разоблачений Луговой обвинил Литвиненко также и в организации, совместно с Ахмедом Закаевым, нападения боевиков на Нальчик в октябре 2005 года.

Многое из сказанного Луговым, безусловно, может и быть правдой, но все это вместе, сваленное в кучу и притом приправленное нелепыми деталями, производило впечатление полной белиберды, позаимствованной из советских шпионских романов средней руки.

К тому же Луговой очевидно переборщил с героико-патриотическим пафосом (говоря, что «меня учили Родину защищать, а не продавать», а также что уже прошло десятилетие национального унижения России и теперь безнаказанно лить грязь на нее не получится). После разоблачения гнусной, предательской сущности Литвиненко все эти заявления смотрелись очень двусмысленно и уж точно никак не опровергали основного мотива обвинения.

Версии Лугового

 pic_text1

Что же касается обвинения, то Луговой назвал три версии убийства Литвиненко. Во-первых, он предположил, что чересчур бурной и весьма неаккуратной деятельностью Литвиненко стали недовольны сами британские спецслужбы, и после очередного провала (которым, например, могла стать неудачная вербовка Лугового) они решили его убрать. А заодно учинить и политический скандал, свалив вину на Лугового, которого, по его словам, буквально «метили» полонием.

Вторая версия — Березовский. Луговой сообщил, что Литвиненко обладал компроматом на своего шефа, отношения с которым у него в последнее время резко ухудшились (Березовский даже сократил ему содержание). Компромат касался получения Березовским британского гражданства и вполне мог служить основанием для возбуждения английскими правоохранительными органами уголовного дела. Луговой не исключил, что экс-офицер ФСБ начал шантажировать Березовского, за что и получил от мастера политической интриги чай с полонием.

Третья версия — «русская мафия». По сведениям Лугового, бывший офицер ФСБ оказывал помощь испанской полиции в получении информации о «русской мафии», и не исключено, что его деятельность не осталась без внимания бандитов, которые решили ему жестоко отмстить.

Все названные версии не выглядят невероятными, но поскольку Луговой не представил никаких «убойных фактов», подтверждающих хотя бы одну из них, то ключевым все-таки оставался вопрос о его личном участии в этом деле и о тех обвинениях, которые ему предъявляют. Но и тут ничего внятного сказано не было.

В частности, очень многое прояснило бы объяснение причины его встречи с Литвиненко в день отравления. Луговой говорил и об этом, но как раз очень невнятно: он объяснил, что на встрече настаивал сам Литвиненко («даже пять раз звонил»), но после всех пафосных заявлений и разоблачений эта аргументация выглядела абсолютно неудовлетворительной: не только честный потомственный офицер, но и просто здравомыслящий человек не стал бы встречаться с уже разоблаченным вражеским шпионом.

Пространство лжи и абсурда

Итак, на выходе вместо прояснения ситуации и хоть сколько-нибудь правдоподобной картины мы получили очередную версию сериала «ТАСС уполномочен заявить» (к сожалению, за последнее время уже не первую).

Вся эта история с убийством Литвиненко, следами полония по всему Лондону, непонятными бизнесменами и экспертами по безопасности с самого начала выглядела каким-то нелепым абсурдом. Спустя полгода ситуация продолжает развиваться по той же логике. С каждым новым заявлением, с каждой новой пресс-конференцией абсурд только множится. И нелепости, которые наговорил Луговой, не последние в этом ряду. Березовский, ухватившись за откровения Лугового, тут же заявил, что «теперь совершенно очевидно, что лично Путин отдавал приказ убить Александра Литвиненко», после чего пустился в странные рассуждения: «Именно потому, что в MI6 точно знают, кто является их агентом, а кто нет, у виновных нет шансов отмыться».

Впрочем, в случае с Березовским — чем больше абсурда, тем лучше. Чем больше нелепости, тем ему проще и естественнее гнуть свою линию. Чего не скажешь о России и ее позиции. При нагромождении нелепостей все карты по-прежнему в руках британской прокуратуры и западной прессы, именно они полностью управляют ситуацией и развитием скандала.

Об этом, в частности, свидетельствует спокойная и снисходительная реакция как Британской королевской прокуратуры, так и MI6. В прокуратуре отметили, что в гибели Литвиненко не стоит искать шпионского скандала, скорее всего, «это банальная уголовщина», однако стоят за ней, разумеется, не разведчики. В MI6 заявления Лугового назвали дымовой завесой, создаваемой с целью отвлечь внимание от британского запроса об экстрадиции россиянина. Понятно, что за этой «дымовой завесой» стоят куда более серьезные силы, нежели одинокий Джеймс Бонд Луговой.

Впрочем, даже этот раунд еще не совсем проигран. Луговой хоть и заверял постоянно, что его слова и действия согласованы с Генпрокуратурой, говорил от себя лично. Это была его пресс-конференция. А значит, у России (в лице Генпрокуратуры или других соответствующих органов) еще есть пространство для маневра. Впрочем, если основной линией нашей защиты и дальше будет оставаться принцип «Чем больше лжи, тем лучше в нее поверят», то наиболее правдоподобной версией так и останется «Лично Путин отдавал приказ убить Александра Литвиненко».