Письма читателей

11 июня 2007, 00:00

Комментарии читателей к статье «О стержне и висюльках»

О стержне и висюльках

2007, № 21 (562)

Наконец мы стали относиться к нашему родному языку как к предмету гордости, уважения и любви. А ведь каких-то пятнадцать лет назад все было по-другому. Я нормально отношусь к советской системе образования, она много дала мне, расширила кругозор. Однако «штамповка» и насилие над сознанием детей приводили к обратному эффекту, то есть к отторжению знаний. Вспоминаю, я любил читать, и из школьной программы по литературе предпочитал прочитывать материалы до изучения. Однако, как только начинали изучать в школе, пропадал интерес, и я бросал чтение. Любое насилие приводит к противодействию, а так как русский язык был строго обязателен и обучение было стандартизировано (обездушено), мы и пришли к тому, что даже русские в большинстве своем перестали понимать собственный язык, его ценность.

Николай Александрович Черных

 

Окультуривание небезопасной общаги — это благородная задача. Хорошо, когда она решается своевременно.

Безусловно, умение образно выражать свои мысли и различать в речи эмоциональные оттенки, т. е. навык использовать язык по назначению, должно воспитываться с детства.

Для этого необходима соответствующая потребность читать книги, много хороших книг, которая не может появиться через пинки и нотации. Единственное, что в этом случае сгодится, — сила личного примера родителей.

А они в основном, увы, заняты материальным обеспечением.

В общем, как сказал поэт, умнее надо быть, умнее, добрее надо быть, добрее, да мало времени у нас.

Конечно, детей надо учить слышать собеседника и общаться с ним. Впереди много работы.

Язык будет меняться вместе со страной.

Валерий Гамм

 

По моему мнению, проблемы современного русского языка не только в недостатках его преподавания. Языку, как и жизни, не обучаются только через преподавателей. Есть подозрение, что как мы живем, так и говорим. Мне думается, что наш язык является процессоориентированным. Жизнь состоит из множества процессов. Каждый из нас какую-то их часть ощущает, какие-то проходят мимо. Ощущение процесса порождает эмоции. Эмоции облекаются в слова русского языка — например, «классно», «красиво» или «хреново», «плохо» и проч. Конечно, можно остановиться и на этом. Но можно двинуться дальше, в том случае если эмоции волнуют человека и порождают желание в них разобраться. Тогда необходимо понять логику процесса, вызвавшего эмоции. Если понимание удается, то человек в состоянии объяснить словами: «красиво — потому что ...» или «плохо — потому что...». На этом также можно остановиться. А можно двинуться дальше, если возникшее понимание процесса и его тенденций порождает желание действия. Например, сделать красивое еще более красивым, а плохое менее плохим, или наоборот. Если есть понимание процесса и понимание возможных действий в отношении этого процесса, то нет недостатка слов в русском языке для изложения своего понимания. Если же возникает неудовлетворенность современным состоянием языка, то дело вовсе не в языке. Скудость современного языка есть следствие скудости нашего понимания процессов, в которых мы участвуем, и скудости самих процессов, в которых живем.

Сергей Проценко

 

На мой взгляд, русский язык — основа основ, это стержень нашей культуры. Когда мне задают вопрос: «Что для вас Родина?» — я всегда отвечаю: «Во-первых, язык, во-вторых, язык и, в-третьих, язык». Недавно услышал очень похожий ответ на этот вопрос от Юрского.

Когда я узнал о решении отменить экзамен в форме сочинения, ушам свои не мог поверить. Хотите ли вы, чтобы вас защищал адвокат, не способный подготовить речь? Или, быть может, вы согласны пользоваться косноязычной документацией, написанной инженером, который двух слов связать не может? Подобные риторические вопросы можно задавать бесконечно.

Виталий Анатольевич Репин

 

Я полностью согласен с Александром Приваловым в том, что одной из основных проблем неспособности современной молодежи ясно и красиво изъясняться является несовершенство преподавания русского языка в школе.

Но в дополнение к этому я бы хотел обратить внимание на инструменты, которыми мы пользуемся при передаче своих мыслей. Какими средствами коммуникации пользуется современный подросток? SMS, ICQ, блоги... Мое предположение заключается в том, что развитие программ мгновенной передачи сообщений обусловливает использование коротких фраз при коммуникации.

Во время общения со своими родителями посредством ICQ я стал замечать, что отец не может подолгу со мной «говорить», объясняя это тем, что начинает нервничать при получении от меня большого количество сообщений. Поразмыслив и осознав, что я предпочитаю набор коротких фраз длинному предложению, я попробовал формулировать свои мысли в виде достаточно объемных предложений (иногда даже нескольких) в рамках одного сообщения — и проблема исчезла: отец перестал испытывать какой-либо дискомфорт.

Обращу ваше внимание еще на один пример — диалог из ежедневного общения по MSN:

<Мой собеседник>: Байрам

<не дождавшись вопроса, я отвечаю>: Да..?

<Мой собеседник> Я бы хотел узнать у тебя вот что

…и далее один вопрос разбивается на три-четыре отдельных сообщения.

То есть человек сознательно разбивает свою речь на набор мелких фраз. Почему? Предположу, что говорящий набором коротких фраз пытается удержать собеседника у его «окна сообщений», не позволяя отвлекаться на сообщения от других пользователей. В последнее время в программах мгновенного обмена сообщений даже появилась опция, позволяющая объединять последовательные сообщения от каждого контакта. Думается, сделано это для того, чтобы нивелировать затруднения, возникающие у собеседников при восприятии одного предложения, сформулированного как набор коротких сообщений.

Таким образом, средства передачи информации оказывают свое влияние на форму передачи, поэтому в рамках комплексного подхода нам стоит учитывать и этот эффект.

Байрам Аннаков

 

Самое простое, а равно и самое сложное, как всегда, — начать с себя; то есть коль уж мы в сети, раз и навсегда отказаться от всевозможных «аффтаров» и «кросавчегов», забыть про «смайлики» и т. п. (неужели трудно написать так, чтобы интонация и настроение были понятны без всяких рожиц, сводящих, между прочим, бесконечность эмоциональных оттенков к примитивным знакам эмоций). И почему бы не перестать считать дурным тоном указания на ошибки пишущих в сети? Дурной тон — писать безграмотно! Да мало ли у каждого из нас претензий к пишущим в сети и к самим себе! Почему не начать побеждать собственные слабости здесь и сейчас?

(Из личного опыта: стоит начать писать на литературном языке на форумах, заполненных «аффтарами», — они вынужденно начинают возвращаться в лоно человеческого языка, поскольку непримитивные мысли и непростые чувства выразить «по-албански» или наборами рожиц из знаков препинания не получается.)

Коротко говоря, заставь себя каждый быть грамотным — и пафос подобных статей станет ненужным.

Василий Суворов

 

По роду своей работы я интересовался развитием человека и интеллектами, которые отвечают за это развитие.

У человека семь базовых интеллектов, каждый из них раскрывает разные грани личности:

  • межличностный;
  • логико-математический;
  • лингвистический;
  • ритмический;
  • физический;
  • внутриличностный;
  • пространственный.

В статье, как мне кажется, речь идет о развитии лингвистического интеллекта, способного работать со смыслами, полутонами и нюансами слов и предложений.

Развитие любого из этих интеллектов не способно заменить другой интеллект, в их основе совершенно другие принципы и иное видение мира. Логико-математический интеллект не может заменить лингвистический, потому что он не способен научить легко воспринимаемым словесным образам. Возможно, он даст правильное написание, но это будет правильный мертвый текст.

Нигде не учат слушать, осмысливать и чувствовать то, что мы произносим.

И еще одна беда современного человека (в том числе и моя): в том, что мы говорим, очень мало о нас лично, мы не рефлексируем и не выражаем словами (с этим вообще беда) то, что мы чувствуем в процессе, и поэтому не даем возможности другим присоединиться к нам.

Если говорить на языке интеллектов, у нас не развит внутриличностный интеллект.

Мы с вами больше фактографы, чем создатели и передатчики смыслов.

А это первая роль языка.

Александр Чернышев