Продолжения не последует

Частные банки не могут рассчитывать на столь же успешные размещения акций, каких добились Сбербанк и ВТБ. Поэтому главным способом привлечения инвестиций для них станут частные продажи стратегическим инвесторам

На волне всеобщей эйфории по поводу размещений акций российскими компаниями разных отраслей в 2005–2006 годах аналитики и СМИ в один голос заговорили о грядущем буме банковских IPO. В списке первых претендентов на публичное размещение акций числились, например, Росбанк, Газпромбанк, банк «Зенит», Номос-банк. Однако надежды не оправдались.

Сначала Росбанк, стоявший одним из первых в очереди на IPO, предпочел публичному размещению акций продажу в частном порядке: в сентябре французская Societe Generale приобрела 10% акций Росбанка за 317 млн долларов, а позже французы докупили еще 10% минус одна акция. Время показало, что решение акционеров Росбанка оказалось весьма удачным: вряд ли публичное размещение позволило бы привлечь средства с коэффициентом отношения цены к капиталу порядка 4 (при том что восточноевропейские банки в среднем продаются за 2,5 капитала), а у ВТБ и Сбербанка по итогам IPO отношение P/BV составило 2,4 и 3,7 соответственно.

Необходимо отметить, что Сбербанк высоким показателем во многом обязан своему основному акционеру — Банку России, который фактически спас это размещение, купив 892 601 акцию за 79,4 млрд рублей. По словам же главы Сбербанка Андрея Казьмина, всего было подано удовлетворяющих цене размещения заявок на сумму 253,9 млрд рублей. То есть, без учета заявки ЦБ, от каждой седьмой-восьмой акции потенциальные инвесторы отказались.

Что касается ВТБ, то этот банк имел реальную возможность получить более высокий P/BV: спрос на акции оказался настолько велик, что вполне позволял выйти за верхнюю границу объявленного ценового диапазона. Однако это означало бы существенный удар по частным инвесторам — участникам народного IPO, и руководство банка зафиксировало цену акций, близкую к верхней границе: 13,6 копейки за акцию. Не без оснований надеясь, что дальнейшие торги на бирже обеспечат ВТБ рост капитализации.

На фоне таких успешных банковских IPO на первый взгляд кажется странным, что практически все банки, ранее планировавшие провести публичное размещение акций в 2007 году, объявили об их переносе — кто на год, а кто вообще на неопределенный срок. Это тем более удивительно, что сегодня сложилась самая благоприятная ситуация для привлечения внешних инвесторов.

С одной стороны, российский банковский рынок выглядит сегодня весьма привлекательно — согласно опубликованным на прошлой неделе Банком России данным, рост прибыли 30 крупнейших российских банков за первые четыре месяца текущего года составил 31,8%. С другой — российские банки отчаянно нуждаются в инвестициях. Здесь определенный отпечаток накладывают как специфика регулирования банковской деятельности (основополагающий банковский норматив ЦБ — норматив достаточности капитала — обязывает все российские банки иметь запас собственных средств на уровне не менее 10% от активов, взвешенных с учетом риска), так и текущая ситуация в банковском секторе: в последние годы в связи с активным расширением объема кредитных операций проблема привлечения дополнительных ресурсов для развития встала особенно остро (см. график 1). Главным образом это касается наиболее крупных российских банков, показатели достаточности капитала которых уже близки к критическому уровню.

Безусловно, для банков существует целый спектр источников для пополнения дефицита собственных средств: и нераспределенная прибыль, и средства акционеров, и, наконец, привлечение сторонних инвесторов. Однако сегодня объем прибыли оказывается недостаточным для поддержания роста банковских активов (см. график 2). Акционеры также не всегда могут развивать банк путем новых капитальных инъекций.

Заявляя о намерении провести IPO, владельцы банков оповещают рынок, что они ищут источники финансирования и готовы сократить свою долю в структуре собственности, что их банки транспарентны и динамично развиваются

Частично проблема нехватки денег решается банками за счет эмиссии облигаций: более четверти всех выпусков облигаций российского частного сектора сегодня — банковские. Однако облигационные заимствования не решают проблему достаточного капитала.

Так что остается последний путь — привлечение новых инвесторов, либо в форме проведения IPO, либо в порядке частных сделок. И ситуация складывается так, что именно последний вариант — наращивание уровня капитала путем привлечения стратегического инвестора — оказывается для банков более предпочтительным, чем выход на IPO. Это закономерно: в случае, если целью является прежде всего увеличение собственных средств, а не создание публичной истории и достижение ликвидности free-float, частные сделки, как правило, выгоднее публичных размещений. Во-первых, затраты времени и средств на подготовку и осуществление IPO для банка или компании оказываются значительно выше, чем организация единичной сделки. Так, в соответствии с проспектом эмиссии, ВТБ собирался потратить на проведение IPO до 4 млрд рублей. Кроме того, акции на бирже размещаются, как правило, с небольшим дисконтом, в то время как стратегический инвестор, приобретающий крупный пакет, напротив, готов платить премию за консолидацию.

Во-вторых, успех IPO госбанков во многом обусловлен специфическими обстоятельствами. Для Сбербанка, как мы уже говорили, это была поддержка Центробанка. ВТБ же стал вторым банком на публичном рынке, и инвесторы покупали его акции в целях диверсификации набора банковских бумаг. Отметим, что пока Сбербанк был единственной «голубой фишкой» банковского сектора, его акции активно росли. За восемь лет к 25 января 2007 года акции Сбербанка ежегодно росли в среднем на 50% в долларовом эквиваленте. За это время цена бумаг увеличилась в 488 раз. С появлением альтернативы в виде ВТБ рост сменился спадом. Сбербанк оказался в той же ситуации, что и «Газпром» после IPO «Роснефти»: капитализация «Газпрома» к концу мая 2007 года была на 88 млрд долларов ниже исторического максимума. Теперь потребность инвесторов в диверсификации банковских акций в основном удовлетворена, что отрицательно скажется на спросе на новые банковские акции.

Кроме того, немаловажным фактором, подогревшим спрос на акции Сбера и ВТБ, стал «народный» характер IPO. Частный банк вряд ли может всерьез рассчитывать на привлечение более 8 млрд долларов, собранных по 13,6 копейки за акцию, как это сделал ВТБ. Тягаться с госбанками в широте инвесторской базы, обусловленной имиджем «государственной надежности», — бессмысленно.

Сам собой напрашивается вывод, что сегодня объявления банками о планируемых IPO — это не цель, а средство сообщить потенциальным стратегическим инвесторам о готовности к продаже. Владельцы банков таким образом извещают рынок, что они ищут источники финансирования и готовы сократить свою долю в структуре собственности; что их банки соответствуют требованиям к публичным компаниям, транспарентны, работают в соответствии с западными стандартами корпоративного менеджмента и имеют динамично развивающийся бизнес с растущей капитализацией. К тому же, размещая акции банка на бирже, хотя бы вне котировальных листов, его владельцы получают прекрасные коэффициенты P/BV с фондового рынка, с учетом которых назначается цена продаж.