Технологии дестабилизации

Политика
Москва, 11.06.2007

Начиная с 25 мая, когда появились первые сообщения о беспорядках в Ставрополе, многие, в том числе авторы данной статьи, бросились звонить своим знакомым в этом городе, пытаясь узнать, «что же у вас там происходит». И в ответ чаще всего слышали: ничего. Так отвечали и 25-го, когда все началось, и позже, когда по интернету поползли слухи о «толпах чеченцев, оккупировавших город», и даже когда после убийства двух студентов ситуация «обострилась до предела». «У вас там, говорят, погромы начались — массовая драка на улице 50 лет ВЛКСМ?» — «Я живу на этой улице, стою на балконе, ничего не происходит — идет дождь». Здесь мы читаем (не только в интернете, но и в центральной прессе) про комендантский час, про толпы скинхедов, громящих кавказские магазины, про отмененные рейсы и про народ, вышедший на центральную площадь требовать изгнания инородцев. Из Ставрополя же говорят: самолеты летают, никакого комендантского часа нет, никаких войск в городе, никаких погромов и никаких скинхедов. Сход действительно был. Во вторник и в среду люди митинговали на площади Ленина у здания краевой администрации, однако со стороны это напоминало вовсе не «русский бунт», а вполне обычный для областных центров антигубернаторский митинг. Генеральный директор «Эксперт РА» Дмитрий Гришанков как раз во время этого массового народного схода обедал в кафе на площади Ленина, но узнал о том, что находился в эпицентре народных волнений, только по возвращении в Москву: «Кто-то там что-то говорил, в основном против губернатора Черногорова, но это мало кого занимало».

Однако это самое «ничего не происходит» стало главным политическим событием последнего времени в стране (очень показательно, что главной новостью главных телеканалов было то, что в Ставрополе ничего не происходит). И важность этого события не стоит недооценивать.

Другое дело, что событием в данном случае являются не сами по себе реальные происшествия («у нас ничего не происходит»), а в том числе и тот резонанс, который они вызвали, и общественная реакция на него. Причем почти с самого начала резонанс не следовал за событиями, а сам управлял ими. А потому, чтобы хоть сколько-нибудь адекватно оценить происходящее в Ставрополе, необходимо ясно представлять, о чем именно мы говорим, и не смешивать в одну кучу реальные происшествия, медиарезонанс (в данном случае стоит говорить не только и не столько о СМИ, сколько вообще о пространстве массовых коммуникаций) и общественную реакцию на него.

Что произошло в Ставрополе

Начать, впрочем, стоит именно с реальных событий. Началось все 24 мая с массовой драки на северо-западе Ставрополя (проспект Юности). Группа молодых людей «славянской внешности» (оценки ее численности расходятся — от 40 до 100 человек) пришла к клубу игровых автоматов «Мидас» для разборки с группой кавказцев, которые то ли держали этот клуб, то ли проводили там досуг (скорее всего и то и другое). Разборку спровоцировал какой-то частный конфликт, но никто, в том числе и ГУВД, ничего внятного о причинах этого конфли

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (563) 11 июня 2007
    Финансовые центры
    Содержание:
    Время Лондона

    В схватке за звание мирового финансового центра номер один постепенно побеждает Лондон, прежде всего благодаря более либеральному законодательству

    Обзор почты
    Неизвестный русский бизнес
    Наука и технологии
    Реклама