Письма читателей

25 июня 2007, 00:00

Комментарии читателей к статье «Деньги не пахнут. Пока их много»

Деньги не пахнут. Пока их много

2007, №23 (564)

Понятна озабоченность статьи. Равномерное распределение рисков экономического сотрудничества стран возможно только между равноправными партнерами или членами одного клуба.

Кроме того, постоянно надо держать в уме, что главные механизмы мировой экономики недружелюбны. Каждая страна прежде всего заботится о своем собственном кошельке.

Потеря бдительности и экономическое прекраснодушие губительны для любой страны.

Объединяться с кем-либо можно только на равных условиях, что в отношении нашей страны не прослеживается. Хоть по вступлению в ВТО, хоть по доступу к газораспределительным сетям в Европе.

Следовательно, нам никто не поможет, кроме нас самих. Надо опираться на собственные силы, учиться превращать деньги в капитал и строить сильную финансовую систему.

Наши предполагаемые партнеры, сами того не желая, стимулируют нашу самостоятельность и в итоге усиливают Россию.

Валерий Гамм

Неумение превратить эти деньги в капитал — наша главная проблема в финансовой сфере. Созданию собственной сильной финансовой системы мы предпочитаем аутсорсинг по примеру малых и бедных стран, со всеми причитающимися рисками и потерями.

Естественно. Мало того что создание собственной сильной финансовой системы само по себе есть задача очень сложная, так мы еще и не имеем ни тех, кто знал бы, как это делается, ни тех, кто хотел бы работать в такой системе, а не ловить рыбку в мутной воде или не сидеть на надувающемся за счет высоких сырьевых цен фондовом рынке, состоящем из десятка крупных сырьевых компаний и полусотни мелких, которые также зависят от сырья. Отсутствие профессиональных кадров, которые могли бы создавать такой рынок, — вот главная проблема, в которую все упирается, на мой взгляд. И тут ситуация весьма грустная.

Во-первых, отсутствие таковых людей есть результат вполне закономерный. Сегодняшние кадры, которые отвечают и за экономическую политику в целом, и за развитие финансового рынка, — это люди, которым сегодня, условно говоря, по тридцать–пятьдесят лет (если брать не самых главных, а вообще исполнителей). А это значит, что образование они получали или в советские времена, когда никаких базовых навыков, необходимых для указанной деятельности, просто не давали, или в середине 90-х, когда их, в общем-то, тоже мало где получить можно было. А опыт работы в рыночной среде они получали в те же самые 90-е, когда главное достоинство экономистов на госслужбе состояло вовсе не в умении выработать экономическую политику и долгосрочную стратегию, а в умении любыми способами решить имеющиеся проблемы, последний срок решения которых, как говорится, истек еще вчера. Возможно, все эти люди учились на «отлично» и справлялись на работе со всеми заданиями весьма профессионально, но сегодня нужны просто-напросто другие навыки, которых они в прошлом не получили. То есть они банально не знают, как сделать то, что нужно. Единицы, думается, могли бы выработать четкую и непротиворечивую линию поведения, но их слишком мало; ключевые решения принимают не они, а исполнять все равно будут люди не с самыми лучшими навыками образования и опыта работы.

Во-вторых, грустно становится от того, что в обозримом будущем ситуация качественно не изменится. Да, сегодня уже есть вузы, которые дают приемлемый уровень базовых навыков. И на практике можно уже не всякими разными кризисами заниматься в рамках полукомандной экономики (тем более что сегодняшняя экономика качественно все же недалеко ушла от той, что была в 90-е, хотя разница ощутимо заметна, но главное, что цены на нефть просто выше стали). Проблема в том, что лучшие люди уходят в бизнес. А экономполитику будут делать те же, что и вчера. И в ближайшем будущем ситуация не изменится: все равно в бизнес будут уходить. В тех же США, например, или в Европе система выстроена таким образом, что на госслужбе можно заработать не намного меньше, чем в бизнесе. А у нас?

Александр Сергеевич Полыгалов

А по моему, авторы редакционной статьи вполне сознательно уравнивают такие вещи, как инвестиции и кредит. А ведь с точки зрения финансов это принципиально разные вещи.

Что же касается угрозы потери производств вследствие кредитных проблем, то это проблема не финансовая, а политическая: если российские собственники хотят сдать российское же производство иностранцам, то они могут это делать самыми разными способами — через прямую продажу с санкции президента, через соглашения о разделе продукции, через залоговые аукционы, через невозврат кредитов. Хотя с невозвратом кредитов надо смотреть текст договора — что конкретно записано в качестве обеспечения кредита. В тексте вполне может быть указано, что сами производственные активы средством залога не могут являться ни в каком случае.

Вадим Юрьевич Феофанов

Все в кучу свалили действительно — инвестиции, кредиты, дешевые деньги от ЦБ (здесь, видимо, речь идет о снижении ставок рефинансирования), налоги. Умудряются еще при этом критиковать за недостаточность дирижизма и либерализма одновременно. Хотел бы высказаться по поводу банковской системы: само сообщество гораздо более оптимистично смотрит на ситуацию, активы растут ежегодно на 30% как минимум. Не знаю, может, есть у кого-то иллюзия, что за пятнадцать лет можно отстроить что-нибудь типа Ситибанка или «Креди Свисса», но это глупости. Что касается дешевых денег для банков, то еще одна иллюзия в том, что эти деньги хлынут в обрабатывающий сектор либо на инновации, здесь уровень доходности гораздо ниже, чем на фондовом рынке, рынке столичной недвижимости и потребкредитовании, куда, собственно, все эти средства и направятся.

Валерий Фарзанэ

Теперь о развитии России. Я давно утверждаю — хотя и с переменным успехом, — что для выработки стратегии развития страны первоначально нужно определиться с набором предпочтений избирателей. Причина в том, что диктат приоритетов через силу поможет только в отдельных отраслях, где возможен тотальный контроль (каторжный труд: долбить руду или копать каналы); в остальных — народ надо увлечь работать без принуждения, что достигается именно в условиях демократии.

Дело это (агрегация предпочтений) крайне трудное везде, но особенно в России с ее недостатком толерантности и умения (желания?) находить компромиссы. Предпочтения у нас у всех разные: кому-то хочется хорошего образования для своих детей, кто-то озабочен своим здоровьем, кто-то жить не может без нанотехнологий. А на все ресурсов не хватит по определению: если бы хватало (как хватает воды или воздуха), то не нужны были бы экономисты, то есть специалисты по оптимальному распределению ограниченных ресурсов. Поэтому для разработки искомой стратегии сначала требуется определиться с иерархией общественных приоритетов и только потом задействовать экономическую теорию и практику.

Далее следует определиться с источниками финансирования общенациональных проектов. Обычное правило: если потребитель может и хочет организовать существенный спрос и обладает достаточным доходом, в дело должен вступать частный сектор. Если одно из положений нарушено, государство принудительно собирает налоги и организовывает производство само или через частных подрядчиков.

Согласно статопросам предпочтений россиян, им нужны стабильность и рост личного благосостояния. Отсюда разумно предположить, что искомая стратегия должна быть эволюционной по характеру (компромиссной) и нацеленной на экономический рост, предпочтительно без дальнейшего увеличения разделения на богатых и бедных. Относительно источника финансирования пока сказать ничего определенного нельзя, но, учитывая изношенность общественной инфраструктуры (не финансируемой частным сектором), уместно предположить, что роль государства должна быть существенной (следовательно, налоговая нагрузка должна быть высокой).

На этой фразе я вынужден остановиться, поскольку далее следует более широкий набор вариантов, рассматривать которые будет бессмысленно до достижения консенсуса о предпочтениях народа. Отмечу только, что разброс предпочтений играет на руку руководству страны и подпитывает коррупцию: в настоящее время, что бы оно ни предложило ради «величия нации», почти все можно оправдать его заботой о благе народном.

Так что требуется скорее не теория, а партия, которая смогла бы привлечь внимание избирателей логичной программой действий, но не вызывала бы аллергии у Кремля... А разработать программу развития для такой партии — дело техники.

Влад Иваненко