Территория освоения

Политика
Москва, 16.07.2007
«Эксперт» №27 (568)
Ханты-Мансийский автономный округ — из тех немногих регионов, где госкапитализм выглядит действительно органично и даже, страшно сказать, в чем-то привлекательно

В десяти минутах ходьбы от здания окружной администрации на улице, напоминающей скорее проселочную дорогу, топится банька. Дым поднимается к спутниковым антеннам на крыше соседнего здания. На дверях немногочисленных кафе и ресторанов забытые в остальной России предупреждения: «Вход лицам в спортивной одежде запрещен». В музеях почти нет посетителей, зато навалом современных электронных штук. В картинной галерее за десяток лет собрано больше трех сотен картин русских художников первого ряда. Чиновники и бизнесмены соглашаются на интервью крайне неохотно, а если все-таки соглашаются, внимательно изучают редакционное удостоверение — «а то ходят тут перед выборами всякие». Речь у высокопоставленных собеседников не всегда ораторская, но всегда обтекаемая и осторожная. От чистого воздуха и политической стабильности постоянно клонит в сон. «У них там свои дела, я ими не интересуюсь; меньше знаешь — крепче спишь», — говорит об окружной власти глава регионального отделения одной из оппозиционных партий. И тишина, и кедровый лес в черте города. И Норман Фостер собирается строить в этом лесу 56-этажный небоскреб; губернатор уже видел проект и остался доволен.

Братство скважины

Первый газ был открыт в Западной Сибири в 1953 году, первая нефть — в 1960-м, на Шаимском месторождении близ поселка Урай (ныне это вотчина «ЛУКойла»). Пять лет спустя под Нижневартовском открыли знаменитое Самотлорское месторождение (сейчас нефть там добывает ТНК–BP). Западносибирской нефтью было обеспечено относительное благополучие брежневской поры. Но нефть скоро превратилась в наркотик для советской экономики, нефтедолларами оплачивался импорт продовольствия и прочих товаров, которые СССР произвести не мог. Для Западной Сибири это означало, что нефтедобыча становилась не столько отраслью промышленности, сколько полем для непрекращающегося трудового подвига.

В начале 60-х сама идея наладить промышленную добычу нефти в Тюменской области, куда входит Ханты-Мансийский АО, вызывала некоторые сомнения, особенно среди западных ученых. В области почти не было железных и автомобильных дорог. Болота и вечная мерзлота усложняют любое строительство и делают его дороже. О климате можно и не говорить. Как показывает опыт последних лет, все эти проблемы поддаются решению. Но для этого нужно время и инвестиции, а времени и лишних денег у советских властей не было. Нефть требовалась быстро и в больших количествах, тем более что уровень добычи в Баку и в Поволжье падал.

Работа в ситуации постоянного аврала, во временном жилье, часто без больниц, школ и детских садов, по принципу «Действуйте как хотите, только дайте план» порождала особую деловую культуру, которая во многом сохраняется в ХМАО и сейчас. Добыча нефти на Севере сплачивала людей, как сплачиваются, пожалуй, только однополчане на войне. Очень сильный корпоративный дух, развитая система личных связей, порой заменяющая формальные управленческие механизмы, недоверчиво-снисходительное отношение к «чужакам» («Да что они понимают в наших делах

У партнеров

    «Эксперт»
    №27 (568) 16 июля 2007
    Олимпиада в Сочи
    Содержание:
    Победа в Зоне 10

    Россия восстановила свои позиции одного из лидеров международного олимпийского движения благодаря высокому профессионализму сочинской команды, привлечению ресурсов государства и использованию лучшего мирового опыта

    Обзор почты
    Экономика и финансы
    Реклама