Бухгалтерский приток

Русский бизнес
Москва, 23.07.2007
«Эксперт» №28 (569)
Беспрецедентные масштабы притока капитала в Россию объясняются многомиллиардными проводками по счетам, связанными с окончанием институциональной перестройки нефтегазового сектора и капитализацией госбанков

Первый серьезный, даже по международным меркам, чистый приток капитала в Россию (53,2 млрд долларов за апрель-июнь; 67,1 с начала года) по внешним признакам стал, пожалуй, наиболее заметным макроэкономическим событием текущего года. Однако — и это можно рассматривать как небольшую сенсацию рассматриваемого периода — единственное видимое следствие накрывшей страну «капитальной волны» можно усмотреть лишь в некотором ускорении инфляции. Да и то, из-за инерционности передаточного механизма «потоки капитала—деньги— цены», отнести нештатную весенне-летнюю инфляцию на счет резко ускорившегося роста валютных резервов и интервенций ЦБ можно лишь с большой натяжкой. В остальном же и реальный сектор, и финансовые рынки отозвались на эту, казалось бы, весьма впечатляющую новость на удивление пассивно.

Займы под экспансию

Объяснение слабого отклика экономики на всплеск притока капитала кроется в структуре этого притока. Иностранные инвесторы не изменили своего (в целом и так вполне благосклонного) отношения к России, что можно было бы подумать, глядя на итоговые показатели. Априори можно было бы также предположить, что мы имеем дело с классическим случаем наплыва краткосрочных спекулятивных капиталов, инициируемого укреплением национальной валюты и связанной с этим повышенной доходностью вложений в активы страны извне. Но и это не так. Привлеченный из-за рубежа капитал оказался в массе своей заемным. Обязательства банков (включая участие в капитале) и задолженность корпораций перед нерезидентами выросли за полгода почти на 87 млрд долларов. Это больше, чем за весь рекордный по приросту негосударственного внешнего долга прошлый год, и, разумеется, несопоставимо с тем, что привлекалось в виде кредитов раньше.

Практически весь интенсивный наплыв капитала пришелся на весенние месяцы — с марта по май. Уже с конца мая поток капитала в целом, по-видимому, развернулся в противоположном направлении. Разгадка такого изменения в поведении капитала, для которого не было видимых поводов, проста: массированные займы привлекались на короткий срок под конкретные проекты. В частности, под инвестиции за рубеж, финансирующие процессы слияний и поглощений. За первое полугодие вложения российских компаний в зарубежные активы (так называемые инвестиции in-out) резко выросли и впервые за последние несколько лет перекрыли инвестиции из-за границы в Россию.

Проводки по счетам

Весь аномально большой приток капитала, по сути дела, сконцентрировали вокруг себя три события: аукционы по продаже активов признанного банкротом ЮКОСа и размещения акций Сбербанка и ВТБ. Наиболее громким проектом в этом ряду стало привлечение «Роснефтью» в марте у консорциума банков бридж-кредитов на 22 млрд долларов. Как сообщалось в прессе, к настоящему времени они наполовину уже погашены — в значительной мере за счет средств, полученных компанией в качестве кредитора ЮКОСа (9,2 млрд долларов), то есть фактически у себя же. Несколько миллиардов долларов, по-видимому, с той же целью привлек и «Газпром». Две э

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (569) 23 июля 2007
    Россия-Великобритания
    Содержание:
    Большая игра

    Реакция Британии на отказ России выдать своего гражданина Андрея Лугового и с юридической, и с дипломатической точки зрения вышла настолько неадекватной, что уже не представляется возможным объяснить происходящее только «делом Литвиненко»

    Реклама