Бомба под РЖД

Максим Агарков
20 августа 2007, 00:00

При подрыве поезда «Невский экспресс» никто не погиб. Большинство пассажиров отделались легкими травмами. Но факт теракта на самом популярном железнодорожном маршруте стал серьезным предупреждением

Крушение произошло 13 августа в 21.38. До прибытия в Питер поезда № 166 «Невский экспресс» оставалось чуть больше часа. На перегоне Бурга—Малая Вишера (Новгородская область) он шел, нагоняя время, со скоростью более 180 км/ч и продолжал ускоряться. Раньше на карте машиниста этот участок был отмечен «предупреждением», предполагающим в том числе и ограничение скорости, однако незадолго до катастрофы «предупреждение» было снято.

Хроника катастрофы

Взорвалось за 30 метров до моста через речку Черная, и не под девятым вагоном, как сообщали сразу после крушения, а под «задней секцией» локомотива. Бомба в два килограмма тротила (как потом выяснилось) 156-тонному локомотиву ощутимого ущерба не нанесла, и тем более не перевернула его. Однако взрыва хватило, чтобы разворотить рельсы и сбросить с них состав. Спасительную роль сыграла близость моста — уйти под откос поезду не дали проложенные на мосту контррельсы, которые кладутся между основными путями, чтобы локомотив не мог изменить направление движения и утащить за собой состав. Опираясь на них, поезд проскочил мост и продолжал двигаться от места взрыва еще 750 метров, кроша щебень, ломая рельсы и шпалы. И только после этого остановился.

Локомотив и первые четыре вагона сошли с рельсов, но сохранили вертикальное положение и почти не пострадали (первые сообщения, в том числе и со ссылками на пресс-службу РЖД, что локомотив раскурочен, а его крыша «валяется на соседнем пути», как оказалось, к действительности отношения не имели). Сцепление состава разорвалось на пятом вагоне, который завалился набок. То же произошло и с шестым вагоном. Следующий за ними вагон-ресторан не только перевернулся, но и свалился с насыпи. Некоторые эксперты считают причиной большую тяжесть самого вагона (из-за запасов воды, холодильников и другого оборудования), однако в ресторане меньше пассажиров, чем в других вагонах, а значит, вряд ли он был реально тяжелее.

Один из пассажиров пятого вагона так описал произошедшее: «Многие говорили потом, что слышали хлопок. Я не слышал, я откинулся в кресле и стал смотреть фильм. Поезд шел ровно. Вдруг передняя часть вагона резко просела, тишину разорвал гулкий скрежет и шелест щебня. Меня плавно оторвало от сиденья и потащило вперед. Я инстинктивно вытянул руки и ноги. Вагон сильно трясло, он рыскал влево-вправо и вдруг резко остановился и стал переворачиваться. Меня оторвало от пола, и я, перевернувшись в воздухе, приземлился у противоположной стены и потолка…»

При таком крушении главная угроза, способная резко увеличить количество пострадавших, — пожар. Но тут профессионально сработали машинисты, которые успели сразу же, как только почувствовали сильный толчок под задней парой, опустить токоприемники, что и предотвратило короткие замыкания. Судя по рассказам очевидцев, не менее профессионально и самоотверженно действовали проводницы. Они, осознавая опасность пожара, делали все, чтобы пассажиры перевернутых вагонов выбрались из поезда как можно быстрее, и покинули вагоны последними.

Те же очевидцы на контрасте поминают таксистов, которые едва ли не первыми, через 20–25 минут, прибыли на место крушения и предлагали всем желающим доехать до Питера за три с половиной — четыре тысячи рублей.

После всего

Из представителей органов власти раньше всех — одновременно с таксистами — у злополучного поезда оказался участковый, а еще через 15 минут сотрудники МЧС и милиции. В это же самое время начальник поезда сообщил о взрыве, после чего направил здоровых пассажиров к автомобильной трассе, буквально в 50 метрах от локомотива. Там экипажи ГАИ перекрыли дорогу и, останавливая весь попутный транспорт, начали рассаживать в него пострадавших.

Всего в составе находились 231 пассажир и поездная бригада из 20 человек. В результате теракта пострадали 60 человек, 20 из которых были госпитализированы. У большинства пострадавших ушибы и сотрясение мозга. Несколько человек получили тяжелые травмы — перелом ключицы, перелом позвоночника. По словам главврача Николая Ефимова, двое пассажиров находятся в тяжелом состоянии, еще трое в состоянии средней тяжести. Однако реальной угрозы их жизни нет.

После отработки места катастрофы сотрудниками МВД и ФСБ, стало понятно, что для подрыва использовалось самодельное безоболочечное взрывное устройство мощностью около двух килограммов в тротиловом эквиваленте. Предположительно бомба приводилась в действие при замыкании контактов самим электровозом. Скорее всего, под рельсом располагалась кнопка, активизировавшая взрывное устройство в момент прохождения поезда (поезд идет — рельс проседает — кнопка замыкает контакт), либо провод, замыкающийся ведущим колесом. Взрыв именно под второй секцией локомотива — техническая задержка, связанная с конструктивными особенностями детонатора, которая, учитывая скорость поезда 55 м/сек, составила менее 0,5 секунды. Провода же типа телефонной лапши, уходящие в близлежащий лес, по мнению экспертов, служили предохранителем, позволявшим организаторам теракта предотвратить подрыв «не того поезда».

В результате взрыва образовалась воронка диаметром 1,5-2 метра и глубиной 0,7 метра. Она находилась примерно в 120 метрах за последним вагоном — из-за разрыва состава локомотив и первые четыре вагона проехали заметно дальше, чем остальные. Хвостовые вагоны оказались в 50 метрах за мостом. Из-за неуправляемого движения поезда полностью разрушены путь на мосту (40 метров), 750 метров пути и 50 метров несущего троса. Кроме того, на протяжении 170 метров поврежден соседний путь со сдвигом рельсов и шпальной решетки на метр в сторону откоса.

ОАО «Террорист» — рекламная акция

Все предыдущие теракты имели ярко выраженную националистическую окраску. Взрывы в метро и электричках — чеченские боевики, взрыв поезда Грозный—Москва, на Черкизовском рынке в Москве — русские националисты. Подрыв «Невского экспресса» экспресса совершенно не укладывается в привычную схему. Тут нет очевидной национальной подоплеки — поезда, перевозящие пассажиров из Питера в Москву, никак нельзя отнести к мононациональным. Эту диверсию невозможно объяснить и леворадикальными мотивами: пассажиры железной дороги не принадлежат к «ненавистному классу олигархов». К тому же «Невский экспресс» не самый дорогой и помпезный поезд на этой линии (билеты на «Гранд-экспресс» в несколько раз дороже, он пафоснее всех остальных на РЖД).

Нелогичность этой акции наталкивает на мысль о хулиганстве (да-да, так у нас тоже развлекаются), однако методика теракта эту версию опровергает. Собрать взрывное устройство с электрическим взрывателем и возможностью дистанционной постановки на боевой взвод (по версии правоохранительных органов) — не самая простая задача для дилетанта. К тому же террористы интересовались определенной категорией поездов, поскольку только такая конструкция бомбы позволяет пропускать ненужные составы. Для примитивного хулиганства это слишком сложно, да и не нужно. Хулиганам достаточно взорвать любой поезд, причем не важно — локомотив или идущий за ним вагон. Соответственно, у исполнителей диверсии имелись грамотный преподаватель и возможность попрактиковаться в изготовлении взрывных устройств. По мнению одного из сотрудников саперного подразделения ВВ МВД РФ, «складывается впечатление, что подрывники получили общетеррористическое образование. Безоболочечное взрывное устройство примитивное, но универсальное оружие, им можно взрывать и людей, и сооружения. Поэтому при подготовке террористов упор делается на нем. Есть несколько достаточно простых способов усилить действие подобных зарядов. Если бы работал профессионал, мина была бы направленного действия. К тому же он не сделал бы ошибок при закладке. Тем не менее абсолютными дилетантами их назвать нельзя».

Учитывая вышесказанное, одним из возможных объяснений теракта может быть версия рекламной акции новой террористической организации, не связанной с традиционными для нашей страны экстремистскими движениями. Показательный подрыв демонстрирует одновременно ее наличие и состоятельность. Рассчитана акция прежде всего на тех, кто будет финансировать эту организацию, а учитывая начало предвыборного периода, есть основания полагать, что такого рода специалисты могут быть востребованы. Взрыв поезда — своего рода портфолио.

Подрыв «Невского экспресса» поднял еще одну важную проблему — безопасности железнодорожного транспорта. Железные дороги действительно крайне уязвимы: полноценно защитить десятки тысяч километров полотна практически невозможно. Отчасти уязвимость компенсируется неочевидностью успеха теракта — теракт на железной дороге требует большого мастерства и к тому же не гарантирует массовых жертв (слишком многое тут зависит от стечения обстоятельств). Но это не слишком утешает. Предложение же правительства о подъеме страховых выплат при катастрофах поездов до европейского уровня на безопасность никак не повлияет, а только приведет к резкому скачку прибылей страховщиков.