Один риск на всех

20 августа 2007, 00:00

Редакционная статья

Инвестирование опять становится рискованным занятием. За последние годы финансисты привыкли получать практически гарантированные прибыли, вкладывая в самые рискованные и высокодоходные бумаги — что в США на ипотечном рынке, что в развивающихся странах. Риски сводились к минимуму за счет искусного использования производных инструментов.

Деривативы — фьючерсы, опционы, свопы и прочее — для того и были придуманы, чтобы страховаться от возможных неблагоприятных изменений цены товара, курсов валют, процентных ставок и т. п. Но снижение риска при их использовании происходит не само по себе, а за счет перекладывания рисков на других игроков, на всю финансовую систему в целом. Поэтому по мере роста глобального рынка деривативов каждый конкретный инвестор мог чувствовать себя защищенным, но вся система в целом становилась все более неустойчивой.

Если еще в 2001 году рынок производных инструментов был развит сравнительно слабо, то к 2005 году он оценивался уже в 20 триллионов долларов. А сейчас его оценивают почти в 100 триллионов долларов — в полтора-два раза больше общемирового ВВП. Когда эффективно использовать деривативы научились все игроки, мировая финансовая система потеряла стабильность.

Теперь изменение правил игры неизбежно. До сих пор высокая прибыльность от использования производных инструментов объяснялась тем, что плата за страховку от финансовых рисков была сравнительно невысока. А взрывной рост финансовых рынков в конце прошлого и в начале нынешнего века породил иллюзию их необъятности, иллюзию того, что мировые рынки капитала настолько велики, что там можно застраховать любой риск без последствий для себя.

Теперь, когда ресурс устойчивости мировой финансовой системы близок к исчерпанию — как и большинство других ресурсов он конечен, стоимость подобных страховых услуг значительно вырастет. Перед инвесторами встанет классический выбор: либо страховаться и резко снижать прибыльность своих операций, либо стремиться заработать больше и принимать риски на себя.

Неудивительно, что в борьбе с нынешним кризисом такую большую роль играет быстрая и масштабная реакция центробанков всего мира. Ибо ожидать, что такой пожар может погаснуть сам собой, не приходится. Будущее всей мировой финансовой системы поставлено на карту. Она либо выживет как единое целое, либо развалится на куски и погребет под собой современную цивилизацию, как мы ее знаем.

Виртуальный финансовый мир оказался конечен, как и мир реальный. И столь же невелик. Мир вступает в эпоху резкого обострения конкуренции за капитал и за доступ к потреблению финансово-страховых услуг по умеренным ценам. Точно так же, как мир вступает в эпоху необычно жесткой конкуренции за гарантированный доступ к природным ресурсам, прежде всего к углеводородам. Возможность страховать свои риски — один из важнейших факторов конкурентоспособности в новом мире.

Поэтому не стоит ожидать, что нынешний кризис будет быстро и легко преодолен. Перестройка глобальной финансовой системы будет длительной и болезненной. Все накопленные в мировой системе «страховые контракты» — и такие долгосрочные и массовые, как системы страхования жизни и пенсионные системы, — шаг за шагом будут пересматриваться и переоцениваться. За право сохранить их стоимость придется бороться.

Соединенным Штатам пока удается максимально использовать возможности глобальных финансов. Экономический рост США начала XXI века во многом был порожден деривативами, прежде всего различными ипотечными инструментами. Сегодня ликвидность, которой накачивают рынки капитала центральные банки всего мира, в конечном итоге идет на поддержание американской же экономики.

Цель России — научиться не менее умело пользоваться возможностями глобальной финансовой системы для поддержания собственного экономического роста. Без такого умения российская экономика никогда не станет по-настоящему мощной и конкурентоспособной. Крупные валютные резервы — самая простая, но далеко не самая эффективная стратегия поведения. Россия должна сделать следующий шаг — перейти от прямолинейного использования чужих рынков капитала к формированию собственной финансовой системы.