Большой реванш

Культура
Москва, 20.08.2007
«Эксперт» №30 (571)
В Москве проходит выставка «Новый Свет. Три столетия американского искусства». Там можно лишний раз убедиться, что американцы считают поп-арт своим главным художественным достижением

Американскому изобразительному искусству определенно повезло еще меньше, чем русскому. Все-таки о русском искусстве в мире принято знать, что были иконы, Малевич и Кандинский. Американское искусство — это, как правило, лишь Энди Уорхол. Все, что происходило до и после, настолько туманно, что невольно закрадываются подозрения: а было ли вообще в этой стране искусство до поп-арта?

Чтобы развеивать такого рода сомнения, и существуют выставки, устроенные по принципу summary — «Все русское (европейское, мусульманское, португальское, доколумбово) искусство в ста (двухстах, трехстах) картинах». Это — ноу-хау фонда Соломона Гуггенхайма, уже показывавшего таким способом искусство американских индейцев и России. Теперь он же представляет все американское искусство в трех залах и на галереях ГМИИ им. А. С. Пушкина. И хотя «Новый Свет» не является художественным «алаверды» выставке «Russia!», прошедшей в прошлом году в Нью-Йорке (он оказался у нас проездом из Китая в Испанию), сравнение русского и американского искусства напрашивается постоянно. Для этого есть по крайней мере одно серьезное основание: и то и другое долго плелось в хвосте у европейского.

Джордж Вашингтон и Йохоло-Мокко

Наверное, первые переселенцы, высаживаясь на американский берег, находились в таком же неведении относительного того, что их ждет, как тот посетитель, что сегодня подбирается к началу выставки «Новый Свет». Зато потом ясно: среди тех переселенцев художников не было вовсе. Поэтому американское искусство началось практически с нуля, с освоения азов. От первых шагов на этом пути столбенеешь — настолько беспомощными кажутся портреты, написанные в середине XVIII века. Скованностью и очень условной анатомией они отдаленно напоминают русскую парсуну — первые портреты петровского времени, когда художники с иконописной выучкой учились писать не лики, а лица. И хотя парсуну принято приводить в пример в качестве «первых шагов» к европейскому искусству, по ней нельзя не заметить, что шагающий и прежде что-то умел. Портреты же Питера Вандерлина и Иеремии Теуса, открывающие выставку, вызывают в памяти наивные работы художников-самоучек, рисующих «старинные» портреты.

Надо сказать, что наиболее органично у американских художников конца XVIII — начала XIX века выглядят индейцы вроде вождя Йохоло-Мокко на полотне Генри Инмена. Его диковатая боевая раскраска больше гармонирует с незатейливой живописной манерой, чем бледнолицые и одетые по европейской моде леди и джентльмены. Правда, постепенно дело все же идет на лад, и портрет Джорджа Вашингтона в исполнении Чарльза Уилсона Пила выглядит старательной ученической работой, вызывающей в памяти опыты первых русских художников, отправленных при Петре и Анне Иоанновне за границу осваивать премудрости классической живописи.

Поп-артом США отомстили мировому искусству за свое вечное отставание

Общее с русским искусством обнаруживаtтся и позже — среди американских живописцев XIX века можно найти и своего Шишкина, и даже Куинджи. Альберт Бирштадт пишет С

У партнеров

    «Эксперт»
    №30 (571) 20 августа 2007
    Финансовый кризис
    Содержание:
    Россия в зоне риска

    Чрезмерная зависимость от иностранных рынков капитала и слабость национальной финансовой системы делают российскую экономику уязвимой перед угрозой мирового кризиса ликвидности

    Обзор почты
    Спецвыпуск
    Русский бизнес
    Реклама